Об экскурсии в Старицу и Красное со звездами Тверского экскурсоведения

Ради одного только Преображенского храма в селе Красном стоило бы ехать в этот уголок Тверской области – авторская полноразмерная копия Чесменской церкви Петербурга с ее готическим величием производит незабываемое впечатление посреди обычной русской деревни. Но и расположенный неподалеку живописный городок на Волге – Старица – весьма достойное место для посещения. На одной только улице Ленина сохранилось более сорока зданий конца XVIII – начала XX веков.

Читать далее

Об экскурсии в Степановское-Волосово – смотрим восстановленный из руин шедевр русского Палладианства

Эта экскурсия будет интересна тем, кто ходил на экскурсию Ирины Стрельниковой в скоропечатню Левенсона и знает историю реставрации скоропечатни. Ведь первый владелец здания в Трехпрудном и заказчик проекта реставрации – Сергей Васильев, тогда еще совсем молодой вице-президент Московского филиала Тверьуниверсалбанка, вчерашний выпускник МФТИ, спустя десятилетие отреставрировал еще один архитектурный шедевр. В 2006 году он купил руину почти уничтоженной усадьбы князей Куракиных в Тверской области и на свои деньги бережно восстановил главный дом, построенный по проекту Джакомо Кваренги, а также часть паркового комплекса и обширную хозяйственную часть.

Читать далее

Об экскурсии в скоропечатню Левенсона (смотрим Шехтеля)

На экскурсии поговорим и о типографском предприятии Левенсона, изготовителе полиграфической продукции для железных дрог, московских театров и коронаций, и о Шехтеле и его принадлежности к миру полиграфического дизайна, и о дружбе с Чеховым, и, конечно, об архитектуре модерна.

Читать далее

Об экскурсии в усадьбу А.В.Морозова

В 1895 Алексей Викулович пригласил Франца Шехтеля переделать часть интерьеров. Шехтель в это время строил особняк Зинаиды Морозовой (жены представителя другой ветви Морозовых – Тимофеевичей) на Спиридоновке. И многие интерьерные находки использовал в обоих морозовских домах. И даже Врубеля привлек и там, и там. Для одного дома Врубель отлил скульптуру, для другого написал панно на тему Фауста. Как они вписались в шехтелевские интерьеры – мы оценим на экскурсии по усадьбе А.В.Морозова.

Читать далее

Банки, бани, золото вокруг Кузнецкого моста

Магазин “Торгсин” обычно представляют по “Мастеру и Маргарите” Булгакова. На самом деле, все намного сложнее и увлекательнее. Об этой великой государственной спекуляции мы поговорим у первого “Торгсина” на Кузнецком мосту.
Вообще, на этой экскурсии нас будет интересовать золото. О том, что хранилось в банках в районе Кузнецкого моста, подавалось в магазине Фаберже, зарабатывалось на банях и коммерческой недвижимости. Этот район никогда не был жилым, хотя и деловым в полной мере его не назвать. Здесь царил дух авантюризма. И только Государственный банк стоял оплотом надежности и серьезности среди легкомыслия и безумств Кузнецкого моста…

Читать далее

Об экскурсии в особняк Тарасова

В поисках своего места в архитектурном мире Москвы Ян (Иван) Владиславович Жолтовский и не пытался догнать уходящий поезд московского модерна – слишком много было маститых конкурентов на этом поле: Шехтель, Кекушев, Эрихсон, Иванов-Шиц… Жолтовский пошел своим путем. Тем же путем, что Цветаев – в музейном деле. Тот делал копии, чтобы москвичи могли не выезжая из Москвы увидеть Давида Микелянжело. А этот – чтобы, не выезжая из Москвы, можно было полюбоваться на итальянские палаццо Тьене или лоджию дель Капитаньо. Музей в камне – вот что делал Жолтовский.

Читать далее

Об экскурсии в особняк Степана Рябушинского (музей Горького)

Приёмы, опробованные Шехтелем в архитектуре собственного особняка в Ермолаевском переулке и особняка Зинаиды Морозовой на Спиридоновке, здесь доведены до совершенство и получили новый смысл. А мраморная лестница-волна – первый случай в России, когда архитектурный элемент представляет собой полноценное, самостоятельное произведение скульптуры. Горький, живший здесь в 20-х-30-х годах, жаловался, что особняк его душит, да и архитектуры такой не любил: «Нелепый дом», «Величаво, грандиозно, улыбнуться не на что». Но первому владельцу – видному старообрядческому деятелю Степану Павловичу Рябушинскому дом был соразмерен. Это его мировоззрение легло в основу символизма художественного решения. Ведь всё в этом доме, начиная с пространственно-планировочной структуры, кончая колористикой, работает на идею восхождения к свету Божественной истины. Этот дом – мировое дерево, микрокосм.

Читать далее

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля

Идём в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Читать далее

Об экскурсии в городскую усадьбу Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк

Нынешнее здание Центрального дома шахматиста на Гоголевском бульваре в москвоведческой литературе принято называть городской усадьбой Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк, хотя на самом деле владельцев у особняка было гораздо больше. На экскурсии нас больше всего будут интересовать фон Мекки с их железнодорожными концессиями и сложной историей отношений с Чайковским. Ну и Алексеевы, владевшие домом в 60-х – 80-х годах XIX века. Ведь именно здесь родился Николай Александрович Алексеев – знаменитый московский городской голова.

Читать далее

В Царский павильон на Ходынском поле

Из более 80 строений грандиозной Всероссийской Художественно-промышленно выставки 1882 года на Ходынском поле ныне осталось только одно – Царский павильон, замечательная постройка Александра Степановича Каминского в русском стиле. Таких каменных зданий на выставке было два – второе для почты и телеграфа. И их композиционная роль была – контрастировать с основными павильонами выставки, выполненными из стекла и металла, подчеркивая их ультрасовременность.

Читать далее

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань – первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы – наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова – не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Читать далее

В особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им…

Читать далее

Об экскурсии в особняк Марков из клана Вогау

Вогауштрассе – так в конце XIX века прозвали улицу Воронцово поле. Впрочем, этот красноречивый топоним, свидетельствующий о том, что здесь, от самого Земляного вала до самого Яузского бульвара что ни дом, то собственность многочисленных членов семейного клана Вогау, с полным правом можно распространить и на переулки. В Кривогрузинском (ныне – переулке Обуха) стоит великолепной краснокирпичной архитектуры лютеранская больница, построенная на средства семьи Вогау (впрочем, жертвовали и другие прихожане лютеранского собора Петра и Павла). А в Большом Николоворобинском – усадьба Тессена-Островских-Марков с особняком, который в 1884 году построил семейный архитектор клана Вогау – Виктор Коссов (он же строил кирху Петра и Павла в Старосадском) для одного из трех совладельцев фирмы Вогау – Моритца Марка и его жены Софии, урожденной Вогау.

Читать далее

Об экскурсии “Вокруг особняка Высоцких: о творении Романа Клейна, династии чаеторговцев-революционеров и первой любви Бориса Пастернака”

Чаеторговая фирма Высоцких, закупавшая чай в Индии, на Цейлоне, в Китае и на острове Ява, была одной из ведущих в России: одних только развесочных фабрик – 6, а еще 77 магазинов по всей России, чистая прибыль более 2 миллионов рублей в год. В связи с Высоцкими стоит поговорить и о конфессиональных особенностях иудейского бизнеса (как мы прежде говорили о бизнесе староверческом и лютеранском). Высоцкие и их родственники и партнеры Гоцы были настоящими знаменитостями среди единоверцев, про них анекдоты  сочиняли.

Читать далее

В особняк Носова: знакомимся с шедевром Кекушева изнутри

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн – постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Читать далее

Об экскурсии «Банки Кузнецкого моста + экскурсия в главном здании Центробанка»

Часто ли выпадает случай посетить Центральный банк? И вот сейчас у нас, кажется, есть такая возможность – побывать на Неглинной 12, в величественном здании, выстроенном в 1894 году для Государственного банка Российской империи по проекту Константина Михайловича Быковского, украшенном барельефами скульптора Опекушина. Барельефы, что понятно, тематические: многочисленные изображения бога торговли Меркурия и аллегорические фигуры, символизирующие разные отрасли хозяйства. В этом здании всегда был банк и только банк. Когда не стало Российской империи – банк был переименован в Госбанк СССР, когда не стало СССР – в Центробанк России.

Читать далее

Экскурсия в гостиницу Ленинградская (одну из семи высоток)

Гостиница «Ленинградская» – из самых низких среди семи сталинских высоток, но самая изящна. Множественные отсылки к русским церквям в её декоре – свидетельство загадочного потепления отношения Сталина к русской православной церкви, случившегося ещё в конце 30-х (всего через несколько лет после невиданной по масштабам волны репрессий в отношении священнослужителей) и кончившегося тем, что в 1943 году вождь лично инициировал избрание нового патриарха на долго пустовавший патриарший престол. Вот, в соответствии с новыми веяниями архитекторы Поляков и Борецкий, проектируя гостиницу «Ленинградская», и используют планировочные решения храмов. Малый и большой вестибюли гостиницы, а также лифтовая ниша, отделанная золотой смальтой и шокшинским порфиром, напоминают притвор, средний храм и алтарь. Потолки стилизованы под церковные парусные своды, люстры – под паникадила. Поверхности покрыты росписью, характерной для русских средневековых храмов. Всё это получило наивысшую оценку со стороны властей: Поляков и Борецкий удостоены Сталинской премии в 1949 году. Но изменчивость русской жизни не позволила им в полной мере насладиться успехом. Уже в 1955 году архитекторов «Ленинградской» Сталинской премии лишали (деньги, почти не истраченные, пришлось вернуть). Потому что началась хрущёвская борьба с архитектурными излишествами. Хрущёв, кстати, в юности один из самых активных борцов с опиумом для народа – религией, своих атеистических взглядов никогда не менял…

Читать далее

Петровский парк: загул по-купечески

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Читать далее

Автобусная по Твери: императорские покои, Морозовский городок, Императорский путевой дворец и Дворцовый сад

Мы посмотрим недавно отреставрированные императорский путевой дворец и царские покои в старом здании вокзала Твери. И еще уникальный Морозовский городок для 14 тысяч рабочих «Тверской мануфактуры» Морозовых-Абрамовичей. Комплекс состоит из более 50 весьма эффектных строений. Особенно впечатляют корпуса 3-5-этажных краснокирпичных казарм (в том числе знаменитая казарма «Париж») в стиле псевдоготики, переосмысленной в модерне.

Читать далее

Кремль, о котором вы не знали, или староверы-беспоповцы на Преображенке

В Москве два духовных центра староверов: Рогожское кладбище и Преображенское. Рогожское принадлежит поповцам, Преображенское – беспоповцам. Самое строгое и радикальное течение в старой вере – именно беспоповцы. На Преображенке беспоповская община еще в XVIII веке построила для себя целый «заповедник» – так называемый Преображенский кремль. Об истории этого кремля и кладбища, о староверах, их предпринимательских талантах, о председателе III Государственной Думы и министре Временного правительства Гучкове, о чудаке Елисее Саввиче Морозове (специалисте по Антихристу) и о многом другом поговорим на Преображенском валу. Кроме того, там мы увидим последнее творение архитектора Кекушева.

Читать далее