Видеоэпизод экскурсии «По Петровскому парку: загул по-купечески». Про Льва Толстого


«Великий русский писатель

Лев Николаич Толстой

Не кушал ни рыбы ни мяса

Ходил по деревне босой»

Это слова из городского романса начала XX века. Действительно, граф Толстой, решив однажды, что религиозная обязанность каждого человека — физический труд, отказался от привычной для дворянина одежды, облачился в парусиновую блузу и мужицкие шаровары. Но вот босым Лев Николаевич при этом ходил редко — в основном носил башмаки собственного изготовления, по мнению современников — ужасно безобразные. И еще он отрастил мужичью бороду. Не аккуратную квадратную бородку, как было принято в его среде — а вот такую, а-ля натюрель. Лопатой, если одним словом. Это теперь мы его без бороды как-то уже и не представляем, а в 60-х годах XIX века смотрелось довольно скандально.

В год, когда  с Толстым произошли все эти метаморфозы (1869-й. И о причинах мы еще расскажем, когда дойдет дело до Льва Толстого в рубрике «Наша ЖЗЛ»), пианист Антон Рубинштейн давал в Москве концерты. Толстой, обожавший музыку вообще и в исполнении Рубинштейна особенно, выбросил свой билет со словами, что  искусство — роскошь и грех. И слег с нервным припадком, потому что на самом деле мучительно желал быть на концерте. Рубинштейн, услыхав про все эти терзания, сам, незваный, приехал к Льву Николаевичу и играл для него целый вечер, чем несказанно утешил графа.

Вообще, новая религиозно-нравственная система, придуманная Толстым, имела массу бытовых неудобств. В том числе и в области общественного питания. О чем мы говорим на нашей экскурсии по Петровскому парку.  (Да-да, есть в Москве такой парк, и туда стоит сходить на экскурсию!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *