Почему обедать Лев Толстой ходил так далеко

По «Положению о заведениях трактирного промысла» 1821 года заведения российского общепита делились на 5 категорий:  гостиницы (при которых были открыты первые в стране рестораны), собственно ресторации, кофейные дома, трактиры и харчевни.

Интересно, что из легендарных московских заведений (память о которых осталась в веках) в ресторации годился разве что «Славянский базар» в Китай-городе (чинное место, где в тиши отдельных кабинетов заключалась львиная доля московских сделок). Ресторации полагалось работать не дольше, чем до полуночи, официантам следовало носить фраки, а посетителям иметь «наружную благовидность». Таким образом,  ни «Эрмитаж» повара Оливье (изобретателя знаменитого салата) на Неглинной, ни знаменитые увеселительные заведения Петровского парка, в том числе знаменитый «Яръ», ресторациями не являлись. Несмотря на всю изысканность и дороговизну кухни и богатые интерьеры, это были трактиры. Они и работали до утра, и официанты (вернее – половые) носили там белые рубахи навыпуск. Да и с наружной благовидностью там случались проблемы… О традиционных  купеческих ресторанных развлечениях мы расскажем на нашей экскурсии «Петровский парк: загул по-купечески». Сейчас достаточно будет сказать, что наружную благовидность нарушал, к примеру, Лев Толстой, являясь пообедать в крестьянской одежде и с посохом. В ресторацию его бы не пустили. Приходилось Льву Николаевичу ради хорошей кухни ходить пешком от своего дома в Большом Хамовническом переулке (то есть от современной улицы Льва Толстого, примерно от метро «Парк культуры») до «Яра» (между метро «Белорусская» и «Динамо»).

Как известно, в 1914 году в стране был введен «полусухой» закон, который местные власти варьировали кто во что горазд. В Москве распоряжением главноначальствующего, Свиты Его Величества генерал-майором Адриановым от 16 июля 1914 г. вводился такой порядок: «Торговля, всякого рода увеселения и игры: а) в ресторанах 1-го разряда, увеселительных садах, театрах и прочих местах публичных представлений, а также клубах и общественных собраниях – позднее 1 часа пополуночи; б) в ресторанах 2-го разряда – позднее 12 часов вечера, и в) в трактирах 3-го разряда и в заведениях трактирного промысла без крепких напитков – позднее 11 часов вечера».

Таким образом жители Москвы оказались разделенными на две неравные части. Одни продолжали спокойно пить водку, коньяк или вина в стенах перворазрядных ресторанов или клубов.Считалось, что состоятельная публика — умеренная, благонадежная и способна себя контролировать самостоятельно.  А вот всем остальным приходилось искать обходные пути. Один из таких путей был — пробраться в ресторан первой категории (на рюмку-то денег хватит, пусть и без закуски). Но для этого, опять же, нужно было прилично выглядеть. И тогда выпивохи из простых брали в прокат сюртук и  накрахмаленную манишку. Это позволяло миновать швейцара.

Интерьер «Эрмитажа»
Интерьер «Эрмитажа»

tolstoy3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *