Николай Резанов. Истинная история «Юноны» и «Авось»

«Предложение моё сразило воспитанных в фанатизме родителей её. Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться, возили бедную Консепсию в церковь, исповедовали её, убеждали к отказу, но решимость её, наконец, всех успокоила. Святые отцы оставили разрешение за римским престолом, но согласились помолвить нас по соглашению, что до разрешения Папы было бы сие тайною. С того времени, поставя себя как близкого родственника коменданту, управлял я уже портом Его Католического Величества так, как того требовала польза России, и Губернатор крайне изумился, увидев, что, так сказать, он сам в гостях у меня очутился. На «Юнону» привозить начали хлеб, и в таком количестве, что просил уже я остановить подвозку, ибо не могло судно моё принять более» (из письма Николая Резанова).

Читать далее

Дмитрий Менделеев: «Все беды от женщин-шалопаев»

В Боблове рос исполинский раскидистый дуб с огромным дуплом метрах в двух от земли. В этом дупле умещались стул и даже небольшой столик: их распорядился затащить сюда хозяин имения Дмитрий Иванович Менделеев. В дупле он оборудовал летнюю лабораторию для наблюдения за движением воздуха в нижних слоях атмосферы. К дубу приходили крестьяне и, задрав голову, спрашивали у Менделеева, какая завтра будет погода, — тот смотрел на барометр и «пророчествовал». Но его супруга, Феозва Никитична, считала, что всё это «сидение на дубу» нужно только затем, чтобы пореже видеть её саму и её слезы.

Читать далее

Об экскурсии в особняк Тарасова

В поисках своего места в архитектурном мире Москвы Ян (Иван) Владиславович Жолтовский и не пытался догнать уходящий поезд московского модерна – слишком много было маститых конкурентов на этом поле: Шехтель, Кекушев, Эрихсон, Иванов-Шиц… Жолтовский пошел своим путем. Тем же путем, что Цветаев – в музейном деле. Тот делал копии, чтобы москвичи могли не выезжая из Москвы увидеть Давида Микелянжело. А этот – чтобы, не выезжая из Москвы, можно было полюбоваться на итальянские палаццо Тьене или лоджию дель Капитаньо. Музей в камне – вот что делал Жолтовский.

Читать далее

Экскурсия в особняк Тарасова, 9 февраля

Особняк купцов Тарасовых – первое строение в Москве в стиле неоренессанса. Дом воспринимался современниками как нарядный иностранец, случайно оказавшийся на улицах Москвы. Но для новых московских жителей – армян Тарасовых, недавно разбогатевших и перебравшихся в Первопрестольную из Армавира – это был шанс громко заявить о себе. Впрочем, дом поражал не только тем, как он выглядел снаружи, но прежде всего тем, что можно было увидеть внутри. Как и положено палаццо эпохи Возрождения, торжественная строгость фасада контрастировала с яркой нарядностью интерьера. О расписных потолках в особняке Тарасова легенды ходили… Обо всем этом и о многом другом – о династии Тарасовых, о тройном самоубийстве в стиле модерн, о бедах и спасении Московского Художественного театра – на экскурсии Ирины Стрельниковой.

Читать далее

Алексей Толстой: советский граф и его графини

Дверь на даче у Алексея Толстого в Детском (бывшем Царском) Селе открывал седовласый лакей в мундире с позументом: «Их сиятельства дома нет-с, уехали на заседание горкома партии…»

Читать далее

Об экскурсии в особняк Степана Рябушинского (музей Горького)

Приёмы, опробованные Шехтелем в архитектуре собственного особняка в Ермолаевском переулке и особняка Зинаиды Морозовой на Спиридоновке, здесь доведены до совершенство и получили новый смысл. А мраморная лестница-волна – первый случай в России, когда архитектурный элемент представляет собой полноценное, самостоятельное произведение скульптуры. Горький, живший здесь в 20-х-30-х годах, жаловался, что особняк его душит, да и архитектуры такой не любил: «Нелепый дом», «Величаво, грандиозно, улыбнуться не на что». Но первому владельцу – видному старообрядческому деятелю Степану Павловичу Рябушинскому дом был соразмерен. Это его мировоззрение легло в основу символизма художественного решения. Ведь всё в этом доме, начиная с пространственно-планировочной структуры, кончая колористикой, работает на идею восхождения к свету Божественной истины. Этот дом – мировое дерево, микрокосм.

Читать далее

Экскурсия в особняк Степана Рябушинского – смотрим главный шедевр московского модерна, 22 февраля, 1 марта

Настоящий шедевр, самое знаменитое здание в стиле модерн в Москве и вообще единственная постройка русских архитекторов, неизменно упоминаемая в главе о рубеже XIX-XX столетий в мировых учебниках по архитектуре. Горький, живший здесь в 20-х-30-х годах, жаловался, что особняк его душит, да и архитектуры такой не любил. Но первому своему владельцу – видному старообрядческому деятелю Степану Рябушинскому дом был соразмерен. Это его мировоззрение легло в основу образности художественного решения, главная идея которого – восхождение к свету Божественной истины.

Читать далее

Бедная, бедная Софья. К 175-летию Софьи Андреевны Толстой

К 175-летию Софьи Андреевны Толстой – о цене замужества за гением. Рассказывает экскурсовод Ирина Стрельникова (для радио Спутник).

Читать далее

Подлинная история лейтенанта Шмидта и его сына

Как известно из классики, у лейтенанта Шмидта насчитывалось тридцать сыновей в возрасте от 18 до 52 лет и четыре дочки, глупые, немолодые и некрасивые. Между прочим, современники Ильфа и Петрова прекрасно понимали, почему в отцы Шуре Балаганову и Паниковскому был выбран именно героический лейтенант, а не какой-нибудь другой деятель революции. Потому что словосочетание «сын лейтенанта Шмидта» и до выхода романа было у всех на слуху…

Читать далее

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля

Идём в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Читать далее

Об экскурсии в городскую усадьбу Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк

Нынешнее здание Центрального дома шахматиста на Гоголевском бульваре в москвоведческой литературе принято называть городской усадьбой Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк, хотя на самом деле владельцев у особняка было гораздо больше. На экскурсии нас больше всего будут интересовать фон Мекки с их железнодорожными концессиями и сложной историей отношений с Чайковским. Ну и Алексеевы, владевшие домом в 60-х – 80-х годах XIX века. Ведь именно здесь родился Николай Александрович Алексеев – знаменитый московский городской голова.

Читать далее

Экскурсия в городскую усадьбу Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк, 26 января, 16 февраля

Нынешнее здание Центрального дома шахматиста на Гоголевском бульваре в москвоведческой литературе принято называть городской усадьбой Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк, хотя на самом деле владельцев у особняка было гораздо больше. На экскурсии нас больше всего будут интересовать Алексеевы (семья знаменитого московского городского головы) и железнодорожные короли фон Мекки, а также удивительная история Надежды Филаретовны фон Мекк и Чайковского.

Читать далее

В Царский павильон на Ходынском поле

Из более 80 строений грандиозной Всероссийской Художественно-промышленно выставки 1882 года на Ходынском поле ныне осталось только одно – Царский павильон, замечательная постройка Александра Степановича Каминского в русском стиле. Таких каменных зданий на выставке было два – второе для почты и телеграфа. И их композиционная роль была – контрастировать с основными павильонами выставки, выполненными из стекла и металла, подчеркивая их ультрасовременность.

Читать далее

Видеозапись лекции Ирины Стрельниковой “О дореволюционных дачах и дачниках” в Читалкафе в июле 2019 г.

О том, из чего состояла дачная жизнь рубежа ХIХ – ХХ века, как москвичи выбирали дачу, сколько за неё платили, как на неё переезжали, чем занимались на даче, а чем ни в коем случае, в отличие от сегодняшних дачников, не занимались, почему жалобы на «скуку загородных дач» были чрезвычайно распространены и как так вышло, что дачники стали постоянной мишенью для издевательств со стороны прогрессивных русских писателей – на лекции Ирины Стрельниковой в «Читалке».

Читать далее

Лекция о Хлудовых переносится, поскольку тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла, а скамейки в саду им. Баумана не под крышей

Организаторы цикла лекций Ирины Стрельниковой в Саду им. Баумана (Некрасовская библиотека) приняли срочное решение перенести сегодняшнюю лекцию о Хлудовых на пятницу, 26 июля, время то же – 19:00. Причина – сами видите что на улице, а зрительный зал главной сцены сада – под открытым небом. Приносим вместе с организаторами свои извинения.

Читать далее

“Старообрядчество в Немецкой слободе и окрестностях” лекция Ирины Стрельниковой

Из лекционного цикла «Московское купечество» автора экскурсионно-просветительского проекта “Совсем другой город” Ирины Стрельниковой совместно с Некрасовской библиотекой — на главной сцене сада им. Баумана, июль 2019 г.

Читать далее

“Почему не ждали?” – лекция Ирины Стрельниковой о Репине

Когда-то в школе многие из нас писали сочинения по картине Репина «Не ждали», и нам тогда было ясно, что на ней происходит. Но сюжет картины не столь очевиден, как кажется… Детали картины складываются в мозаику подсказок, и понять их помогает знакомство с биографией художника.
О чем картина «Не ждали» легче понять, если знать, кто в тот момент занимал ум и сердце Репина…

Читать далее

Видеозапись лекции Ирины Стрельниковой “Бизнес московских немцев. Кноп, Вогау, Гейс (Эйнем)”

— какие предприятия завели иностранцы в Немецкой слободе до того, как царь Петр разрешил им выйти за ее пределы;
— как раздвинулись границы «московской Германии» с петровских времен к началу ХХ века;
— о специфическом быте и досуге московской немецкой диаспоры, о хоровом пении, экономности и самом главном немецком празднике в году;
— о германоязычных московских миллионерах на примере династии Вогау (пятое место в предреволюционном списке Форбс);
— о страшном немецком погроме 1915 года.

Читать далее

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань – первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы – наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова – не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Читать далее