С Ириной Стрельниковой: в особняк Носова. Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри, 26 января, 9 февраля

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Читать далее

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши, 15 декабря

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Читать далее

О лекции Ирины Стрельниковой «О дореволюционных дачах и дачниках» на даче Малютина

В начале ХХ века весь московский средний класс поголовно снимался с мест и отправлялся кто в Бутово, кто в Ново-Косино, кто в Люблино, кто в Кузьминки, кто в Ростокино, кто в Перово, кто в Петровско-Разумовское… Дореволюционный московский дачный пояс — это нынешние столичные городские районы за Третьим транспортным кольцом. На дачах жили чуть не по полгода. Женщинам и детям – отлично, но вот отцам семейств, которым нужно же было каждый день являться на службу, приходилось постоянно курсировать туда-обратно на так называемых дачных поездах. Все бы ничего, но в 1913 году для московских дачных поездов было установлено правило: время стоянки не более 30 секунд. Ссылались, как это у нас обычно бывает, на зарубежный опыт. Вот только в европейских вагонах выходы имелись из каждого купе, а в русских – всего два выхода, в начале и в конце вагона.

Читать далее

О дореволюционных дачах и дачниках, лекция Ирины Стрельниковой на даче Малютина в Петровском парке

О том, из чего состояла дачная жизнь рубежа ХIХ – ХХ века, как москвичи выбирали дачу, сколько за неё платили, как на неё переезжали, чем занимались на даче, а чем ни в коем случае, в отличие от сегодняшних дачников, не занимались, почему жалобы на «скуку загородных дач» были чрезвычайно распространены и как так вышло, что дачники стали постоянной мишенью для издевательств со стороны прогрессивных русских писателей – на лекции-экскурсии Ирины Стрельниковой в одном из знаковых для этой темы мест – на деревянной даче в стиле модерн, построенной купцом Николаем Малютиным в Петровском Парке (это одна из последних сохранившихся дач того времени).

Читать далее

Фёдор Шехтель: вечный спор змея с тощей собакой (об особняке Зинаиды Морозовой, Спиридоновка, 17)

В особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке (нынче Дом приёмов МИДа) легче было попасть, пока он был частным владением, чем сейчас. Остаётся только проводить по нему виртуальную экскурсию.
Итак, 1897 год. Полноправный хозяин Москвы – генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович был наслышан о «московском чуде» — немыслимой архитектуры особняке Саввы Морозова. Заинтересовался, приехал посмотреть. Как положено, известил хозяина заранее. Вот только Савва в назначенный день дома не появился, и «московское чудо» великому князю показывал мажордом. Когда Савве передали неудовольствие князя, тот даже удивился: ведь Сергей Александрович хотел видеть дом, а не хозяина…

Читать далее

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «В особняк Носова: знакомимся с шедевром Кекушева изнутри» (в будни и по субботам)

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Читать далее

Петровский парк: загул по-купечески

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Читать далее