Экскурсия с Ириной Стрельниковой в особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле, 4 ноября (два сеанса)

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Далее...

С Ириной Стрельниковой: в особняк Носова. Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри, 20 октября

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Далее...

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля, 21 октября

Идем в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Далее...

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши, 28 октября

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Далее...

С Ириной Стрельниковой: Воронцово поле — вотчина династии Вогау. С посещением особняка Марков-Вогау, 26 октября

Вогауштрассе – так в конце XIX века прозвали улицу Воронцово поле. Впрочем, этот красноречивый топоним, свидетельствующий о том, что здесь, от самого Земляного вала до самого Яузского бульвара что ни дом, то собственность многочисленных членов семейного клана Вогау, с полным правом можно распространить и на переулки. В Кривогрузинском (ныне — переулке Обуха) стоит великолепной краснокирпичной архитектуры лютеранская больница, построенная на средства семьи Вогау (впрочем, жертвовали и другие прихожане лютеранского собора Петра и Павла). А в Большом Николоворобинском — усадьба Тессена-Островских-Марков с особняком, который в 1884 году построил семейный архитектор клана Вогау – Виктор Коссов (он же строил кирху Петра и Павла в Старосадском) для одного из трех совладельцев фирмы Вогау – Моритца Марка и его жены Софии, урожденной Вогау.

Далее...

Видеоэпизод экскурсии в особняк Стахеева (о Зинаиде Морозовой)

Видеофрагмент экскурсии Ирины Стрельниковой в особняк Стахеева с роскошными и довольно прилично сохранившимися интерьерами. Да и история, связанная с особняком, занимательная. В частности, именно сюда после гибели Саввы Тимофеевича переселилась его вдова, Зинаида Григорьевна Морозова, и здесь пережила еще одну семейную драму.

Далее...

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «В особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле»

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Далее...

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «Воронцово поле — вотчина династии Вогау. С посещением особняка Марков-Вогау»в особняк Марков-Вогау

Вогауштрассе – так в конце XIX века прозвали улицу Воронцово поле. Впрочем, этот красноречивый топоним, свидетельствующий о том, что здесь, от самого Земляного вала до самого Яузского бульвара что ни дом, то собственность многочисленных членов семейного клана Вогау, с полным правом можно распространить и на переулки. В Кривогрузинском (ныне — переулке Обуха) стоит великолепной краснокирпичной архитектуры лютеранская больница, построенная на средства семьи Вогау (впрочем, жертвовали и другие прихожане лютеранского собора Петра и Павла). А в Большом Николоворобинском — усадьба Тессена-Островских-Марков с особняком, который в 1884 году построил семейный архитектор клана Вогау – Виктор Коссов (он же строил кирху Петра и Павла в Старосадском) для одного из трех совладельцев фирмы Вогау – Моритца Марка и его жены Софии, урожденной Вогау.

Далее...

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «В особняк Носова: знакомимся с шедевром Кекушева изнутри» (в будни и по субботам)

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Далее...

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля»

Идём в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Далее...

Экскурсия в Синодальную типографию (на Печатный двор) с Ириной Вишняковой (с посещением Китайгородской стены)

Здание Синодальной типографии в псевдоготическом стиле, выходящее фасадом на Никольскую улицу, построено на месте прежнего (XVII века) при Александре I архитектором Мироновским. Причём лев и единорог перенесены со старых ворот, просто они удивительно органично вписались среди всех этих стрельчатых готических арок, башенок и витых колонн. Но самое интересное и самое старое из сохранившихся зданий комплекса (XV – XVII вв) – Правильная палата, или как его ещё называют – Теремок. Оно находится во дворе нынешнего РГГУ, и с улицы вы его не увидите, не говоря уж о том, чтобы туда попасть. Мы посетим его во время экскурсии. Но главная «изюминка» — выход на стену Китай-города – единственную сохранившуюся историческую «часть», с которой открывается хорошая панорама на город. Отель Метрополь, Театральная площадь с театрами Большим, Малым и РАМТ, Дом Союзов и улица Охотный ряд будут как на ладони!

Далее...

Об экскурсии Ирины Стрельниковой «Хлудовские бани: голый человек среди роскоши»

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Далее...

Видеоэпизод экскурсии в особняк Стахеева (о том, как Стахеев не жалел денег)

Николай Дмитриевич Стахеев принялся тратить деньги без счёта, как только получил своё громадное наследство. И особняк был ещё не самой безумной из его трат. Проигрыш Стахеева в казино Монте-Карло за 1908 год — 15 миллионов рублей. Да строительство Ливадийского дворца для царской семьи обошлось много дешевле — 4 миллиона. Впрочем, особняк на Новой Басманной мог бы поспорить с любым дворцом.

Далее...