Об экскурсии в ЦДЛ, особняк Святополк-Четвертинского с Ириной Стрельниковой

Из воспоминаний князя Голицына: «Я смутно помню его <Арапова>, бывшего в Москве, с необыкновенно тупым широким лицом. Когда он умер, его вдова вышла замуж за некоего князя Святополк-Четвертинского, совершенно разорившегося, славившегося своими охотничьими похождениями в Индии и Африке, где он месяцами пропадал; кроме охоты, он любил затевать разные тёмные аферы, и о нём рассказывал мой отец, что, нуждаясь в деньгах, он однажды украл бриллианты своей жены, о чём та узнала от сыскной полиции. Жена его как-то вскоре таинственно умерла, а он исчез навеки за границей. Я помню эту чету в Петровском, причём он поразил всех своим необычайным костюмом в белой каске, какие носят в Индии».

Читать далее

Экскурсия по «готическим» интерьерам легендарного ЦДЛ на Поварской – особняка князя Святополк-Четвертинского с Ириной Стрельниковой, 22 декабря, 8 и 20 января

Послереволюционная судьба особняка князя Святополк-Четвертинского на Поварской сложилась на редкость счастливо – здесь разместился Центральный дом литераторов (он же легендарный ЦДЛ), благодаря чему сохранились чудесные «готические» деревянные интерьеры, большим мастером которых слыл в свое время архитектор Петр Бойцов. О советских писателях, их снабжении и привилегиях, мы обязательно поговорим на экскурсии. Но дореволюционная история особняка, пожалуй, еще интереснее…

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: в особняк Носова. Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри, 26 января, 9 февраля

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Читать далее

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля, 6 января

Идем в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Читать далее

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши, 15 декабря

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Читать далее

Об автобусной экскурсии в Тверь: императорские комнаты на вокзале, Морозовский городок, атмосферная прогулка + посещение императорского путевого дворца (экскурсовод Ирина Стрельникова)

Мы посмотрим недавно отреставрированные императорский путевой дворец и царские покои в старом здании вокзала Твери. И еще уникальный Морозовский городок для 14 тысяч рабочих «Тверской мануфактуры» Морозовых-Абрамовичей. Комплекс состоит из более 50 весьма эффектных строений. Особенно впечатляют корпуса 3-5-этажных краснокирпичных казарм (в том числе знаменитая казарма «Париж») в стиле псевдоготики, переосмысленной в модерне.

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: кремль, о котором вы не знали, или староверы-беспоповцы на Преображенке. С посещением староверческого кладбища

В Москве два духовных центра староверов: Рогожское кладбище и Преображенское. Рогожское принадлежит поповцам, Преображенское – беспоповцам. Самое строгое и радикальное течение в старой вере — именно беспоповцы. На Преображенке беспоповская община еще в XVIII веке построила для себя целый «заповедник» — так называемый Преображенский кремль. Об истории этого кремля и кладбища, о староверах, их предпринимательских талантах, о председателе III Государственной Думы и министре Временного правительства Гучкове, о чудаке Елисее Саввиче Морозове (специалисте по Антихристу) и о многом другом поговорим на Преображенском валу. Кроме того, там мы увидим последнее творение архитектора Кекушева.

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: Тверь, автобусная экскурсия: императорские комнаты на вокзале, Морозовский городок, интерьер Ивана Леонидова, атмосферная прогулка + посещение императорского путевого дворца

В Твери я, экскурсовод Ирина Стрельникова и мой друг Александр Ермолин, экскурсовод «Москвы глазами инженера», популяризатор архитектуры авангарда вообще и наследия Ивана Леонидова в частности — выбрали наше самое любимое, на чём и хотим сосредоточиться. Я хочу показать вам уникальный Морозовский городок для 14 тысяч рабочих «Тверской мануфактуры» Морозовых-Абрамовичей. Комплекс состоит из более 50 весьма эффектных строений. Особенно впечатляют корпуса 3-5-этажных краснокирпичных казарм (в том числе знаменитая казарма «Париж») в стиле псевдоготики, переосмысленной в модерне. Вторым важным пунктом программы будет посещение Дворца пионеров с уникальными интерьерами нашего «гения бумажной архитектуры» Ивана Леонидова

Читать далее

Фёдор Шехтель: вечный спор змея с тощей собакой (об особняке Зинаиды Морозовой, Спиридоновка, 17)

В особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке (нынче Дом приёмов МИДа) легче было попасть, пока он был частным владением, чем сейчас. Остаётся только проводить по нему виртуальную экскурсию.
Итак, 1897 год. Полноправный хозяин Москвы – генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович был наслышан о «московском чуде» — немыслимой архитектуры особняке Саввы Морозова. Заинтересовался, приехал посмотреть. Как положено, известил хозяина заранее. Вот только Савва в назначенный день дома не появился, и «московское чудо» великому князю показывал мажордом. Когда Савве передали неудовольствие князя, тот даже удивился: ведь Сергей Александрович хотел видеть дом, а не хозяина…

Читать далее

Хитрое устройство дома Наркомфина, что такое авангард и как министр финансов стал архитектором (Новинский бульвар, 25)

В 20-е годы встал вопрос: какое жильё строить? До революции всё было понятно: одни ютились в бараках и казармах, другие, как Филипп Филиппович у Булгакова, проживали в семи комнатах. Послереволюционная публика «уплотнила» Филиппов Филипповичей — так появились коммуналки. Там стали возникать первые стихийные коммуны. Правда, инициатива быстро сошла на нет из-за бытовых склок. Советские архитекторы решили: коммуны не прижились потому, что помещения были неподходящими. А если придумать подходящие помещения, то… Так что создатели дома Наркомфина проектировали не просто дом: они проектировали новый образ жизни, нового, небывалого советского человека. Вот уж у кого были амбиции инженеров человеческих душ!

Читать далее

Фотоотчет об экскурсии в особняк Смирнова 26.03.2017

На экскурсии в особняк Смирнова говорим о борьбе «дракона с собакой» в душе Франца Осиповича Шехтеля, и о том, как власть в России со времен, как коварные итальянцы, строители Кремля, завезли к нам самогонный аппарат, билась над решением двух взаимоисключающих задач: наполнения казны «пьяным рублем» и ограничения пьянства, расползавшегося как лесной пожар. И о бесконечной ходьбе по кругу: монополия-откупа, откупа-монополия. И о Дмитрии Ивановиче Менделееве. И, конечно, о водочной империи Петра Арсеньевича Смирнова (на пике выпускавшей 50 миллионов бутылок в год 400 сортов). И о «Smirnoff» vs Смирнов.

Читать далее

Петровский парк: загул по-купечески

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Читать далее

Фотоотчет об экскурсии в особняк Носова 3.2.2017

В этой экскурсии, впрочем, интересного много: тут и староверы-беспоповцы, и история московской купеческой семьи Носовых, и рейдерские захваты образца начала XX века, и патриархальное производство драдедамовых платков, на котором Носовы заработали начальный капитал. Впрочем, в особняке Носова главное – все-таки сам особняк постройки Льва Николаевича Кекушева: и то, как он выглядит снаружи, и интерьеры (работа того же Кекушева, как это обычно и бывало в эпоху модерн, когда архитектор проектировал все, включая дверные ручки).

Читать далее

Фотоотчет об экскурсии в Московские Центральные, они же Хлудовские бани 5 марта 2017 г.

Еще с одной группой сходили на экскурсию в Хлудовские бани, посмотрели причудливые интерьеры. Ведь совсем недавно в Театральном проезде были такие бани, лучшие в Москве (впрочем, Хлудовские делили это высокое звание с Сандунами, своим вечным конкурентом). Хлудовские, они же Китайские, они же центральные бани — это еще и первая настоящая, большая работа отца московского модерна Льва Кекушева, где он после строительства казарм и скотобоен смог показать свой талант.

Читать далее

Забытая жемчужина, или куда москвичи ходили на экскурсии в начале ХХ века: староверческий Воскресенский храм в Токмаковом переулке

Храм произвёл в Москве настоящую сенсацию. В «Русском слове», например, написали: «В высокой степени художественное, оригинально задуманное, великолепно выполненное сооружение. Храм в общем не велик, но удивительно гармоничен, светел и радостен. Он настолько оригинален, настолько не поход на остальные церкви, что, вероятно, сделается одной из достопримечательностей Москвы». Некоторое время так оно и было – в Токмаков переулок приезжали на «экскурсии» любопытствующие москвичи.

Читать далее

Савва Морозов: «Легко в России богатеть, а жить — трудно!»

Мыслимое ли дело, чтобы фабрикант давал деньги на революцию да еще сам завозил на собственную фабрику прокламации! Великий оригинал Савва именно так и поступал. Еще и усмехался: «Может, хоть господа-революционеры поставят Россию на европейские рельсы!». Впрочем, он расплатился за свою оригинальность весьма дорогой ценой: собственной жизнью и жизнью двоюродного внука…

Читать далее

Идем в «готический» особняк Бахрушина: экскурсия-лекция Алексея Недуева

Семейный архитектор Бахрушиных Карл Карлович Гиппиус намучался с этим особняком: заказчик, Алексей Александрович Бахрушин, создатель театрального музея, постоянно вмешивался в разработку проекта. И все же фасад и парадный вестибюль Гиппиусу удалось построить такими, какими он их задумал: под готический замок. Хотя особой его гордостью было крыльцо в стиле ар-нуво, нещадно раскритикованное Федором Осиповичем Шехтелем. И, к величайшему огорчению архитектора, Бахрушин это крыльцо сломал, пригласив построить новое именно Шехтеля.

Читать далее

Автозаводская-Новокузнецкая: о мозаичисте, архитекторе и математике

Обычно возвышенную и грустную историю подвига мозаичиста, умиравшего с голоду, но исполнявшего заказ Метростроя, рассказывают в связи с «Новокузнецкой». Очень уж драматичен контраст условий, в которых работал Владимир Фролов, и жизнерадостного, яркого, красочного яблоневого сада на одной из мозаик. Но мы помним, что заказов у Фролова было сразу два, причем вряд ли для него было бы так важно из последних сил заканчивать мозаики для «Донбасской» — законсервированной на тот момент станции. А вот для «Завода им.Сталина» («Автозаводской»)- другое дело! Работа по строительству станции как раз возобновилась в декабре 1941-го — январе 1942-го, и мозаики там очень ждали…

Читать далее

Маяковская: советская готика и 34 сюрприза

На станции «Маяковская» продвинутые школьники устраивают аттракцион: если с достаточной силой пустить вверх по желобку стальной полосы 5-рублевую монету, она опишет по потолку полукруг и спустится по противоположному столбу. Эта станция настолько совершенна, что разделить в ней конструкцию и искусство невозможно. Недаром «Маяковская» была воссоздана в натуральную величину в павильоне СССР на всемирной выставке в Нью-Йорке 1939 года – и получила Гран-При. При этом главная жемчужина станции от ленивого глаза скрыта. И если вы ни разу не задрали голову к потолку, оказавшись на «Маяковской» — значит, вы ее и не видели…

Читать далее

Палаты Аверкия Кириллова (XVII век), Берсеневская набережная, 20

Стрельцы бегали по царским покоям, заглядывали в чуланы, шарили под кроватями, переворочали постели, тыкали копьями в престол и жертвенники в придворных церквах. Думный дьяк Ларионов спрятался, по одним известиям, в трубу, по другим — в сундук; его вытащили, сбросили с крыльца на копья и рассекли на части. Тогда же ограбили его дом и нашли у него каракатицу, которую он держал в виде редкости. «Это змея, — кричали стрельцы, — вот этою-то змеею он отравил царя Федора»…

Читать далее