Про Григория Елисеева — революционера в торговле: экскурсии по Москве и по Питеру

 

А как он воспринимался тогда, 100 с лишним лет назад — Елисеевский магазин? Тут ведь целая история, как он вообще строился. Для начала был разогрет интерес: в большой тайне, которая сама по себе стоила Григорию Елисееву целого состояния, был куплен столетний дом постройки Матвея Казакова – в свое время здесь собирались Пушкин, Вяземский, Одоевский, Муравьев в салоне пленительной Зинаиды Волконской. Под магазин дом потребовалось перестроить – его обнесли лесами, поверх обшили тесом, доска к доске, так что и щелочки не осталось. Три года шум грандиозной стройки оглашал Тверскую из-под глухого деревянного ящика, порождая всевозможные слухи. Говорили даже об арабском принце, якобы пожелавшем поселиться в Москве: мол, с этой целью к козаковскому творению пристраивается купол и башенки на манер Тадж Махала.

В одну прекрасную ночь ящик разобрали, и глазам москвичей предстал нарядный фасад в модном стиле модерн с огромными зеркальными окнами. Вывеска над входом гласила: «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин». Вывеска и вывеска, мало ли в Москве съестных лавок… Разве что швейцар у дверей. Зачем он нужен? Кухаркам да лакеям дверь открывать? Продуктовая лавка – не ювелирная, солидный человек туда не войдет, на то есть прислуга… Разве что одним глазком взглянуть, ради чего на три года развели сыр-бор…

В этот день совершилась великая маркетинговая революция. Отныне и навсегда московские баре больше не посылали слуг за продуктами ‑ ездили сами. Потому что по красоте и богатству елисеевский магазин мог поспорить и с Тадж Махалом. Этакий многоярусный храм чревоугодия! Внизу как груды ядер – пирамиды из кокосовых орехов, с человеческую голову каждый. Витыми колоннами высились причудливо уложенные кисти бананов. На ледяной подушке алели омары, лоснились жирные остендские устрицы, отливали перламутром глубоководные морские гады. Пышные вестфальские окорока были уложены гигантским сердечком. Нежная спаржа утопала в ароматном соусе. Пудовые осетры, бочки с севрюжьей икрой, трюфеля, диковинные рыбки анчоусы – все это было превращено в декорацию, в элемент причудливого интерьера… И, конечно, нескончаемые батареи бутылок. Свет хрустальных люстр дробился в бутылочном стекле, роняя повсюду разноцветные блики. А золотая лепнина? А английские часы, шедшие совершенно бесшумно? Всю это причудливую живую картину многократно умножали гигантские зеркала, теряющиеся в туманной высоте. Это совсем не было похоже на место торговли – гораздо больше на дворец. Нигде в мире не нашлось бы ничего подобного по красоте, фантазии, да и по ассортименту тоже. О качестве и говорить нечего: немыслимо было даже вообразить, чтобы на купленной в «Елисеевском» грозди винограда нашлась хоть единая сморщенная или с пятнышком ягодка! Это уж было делом чести продавцов. Все как один солидные, седовласые, в очках, очень сметливые и наблюдательные, они называли клиентов по имени-отчеству, помнили их вкусы и умели предугадывать желания… И все-таки, как вскоре выяснилось, это было только начало. Потому что за первой маркетинговой революцией вскоре последовала и вторая. И ее тоже совершил Григорий Григориевич Елисеев — на этот раз в Петербурге…

Все вышесказанное — только завязка истории. Вот это бы — и в экскурсию! Жаль, что обычный прогулочный маршрут об одном из самых любимых моих исторических персонажей — Григории Григорьевиче Елисееве — сделать трудно, ведь революционных прорывов у него было два: московский Елисеевский магазин на Тверской и петербуржский на Невском. И надо показывать оба объекта, то есть проводить две экскурсии: по Москве и по Петербургу. Ну, даст Бог, снимем когда-нибудь видеоэкскурсию… Дорогу осилит идущий.

planeta

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *