Четыре Карацупы и собака

«Совсем Другой Город», проводя экскурсии по московскому метро, провел небольшой опрос среди москвичей на тему: зачем на платформе станции метро «Площадь революции» трут нос собаке, ведь это же явно наносит ущерб скульптуре? И какой, собственно, собакой стоит по их мнению пожертвовать ради всеобщей сбычи мечт? На какой она платформе? На той, с которой идут поезда в сторону «Курской», или на другой, в сторону «Библиотеки имени Ленина»? Мнения разделились примерно пополам. Причем, если мы спрашивали: «А, может быть, эта собака — со стороны центрального нефа?», — многие, подумав,  соглашались, что пожалуй — так. Ну и, наконец, последний вопрос: «А если со стороны центрального нефа, то справа или слева?», — окончательно ставил опрашиваемых в тупик. При том, что о пользе ритуала «потереть нос собаке на «Площади революции», знают, похоже, (судя по кошмарному состоянию носов) поголовно все пассажиры московского метро, тот очевидный факт, что собак (и, соответственно, носов) – четыре, часто просто не  замечается. А между тем, это именно так. Каждая скульптурная композиция повторена скульптором Манизером четыре раза: по две на пилон, расположены по диагонали, и также по диагонали — на противоположном пилоне. Так что из центрального нефа всякую скульптуру видно с четырех разных ракурсов.

На этом фото Ю.Звездкина видно два из четырех ракурсов
На этом фото Ю.Звездкина видно два из четырех ракурсов

Я слышала такую версию, зачем так было сделано: архитектор Душкин (создатель этой станции) таким образом решал задачу придания иллюзии движения фигурам: как в кино. Ведь подземный вестибюль станции метро «Площадь Революции» был задуман как часть комплекса Большого Академического кинотеатра, который собирались построить напротив Большого театра по сталинскому плану реконструкции Москвы. Мало того,  он должен был визуально «подчинить» себе Большой театр, ведь из всех искусств для нас главнейшим… Ну, вы в курсе. Тот же Душкин представил на конкурс один из трех проектов Большого Академического кинотеатра:

Фото с сайта http://kapitel-spb.ru
Фото с сайта http://kapitel-spb.ru

А вот проект Дмитрия Чечулина. Такой он видел Площадь Свердлова (вы только поглядите, что на месте «Метрополя»! Да и высотка в Зарядье на заднем плане – еще один нереализованный чечулинский проект, тоже, конечно, впечатляет).

Фото с сайта http://kapitel-spb.ru
Фото с сайта http://kapitel-spb.ru

 

То же самое – вблизи. Фото с сайта http://kapitel-spb.ru
То же самое – вблизи. Фото с сайта http://kapitel-spb.ru

К счастью или нет, но ни один из трех проектов Большого Академического кинотеатра не был выбран. Их все признали неудачными с формулировкой «гигантомания» (ну, что есть – то есть). А, может быть, проблема была в утопичности самой идеи – ну что можно было такого показывать в Большом Академическом, чего не было бы в самом обычном, районном, неакадемическом? Так и остались четырежды повторенные манизеровские скульптуры единственным материальным напоминанием об этом удивительном замысле…

То, что у каждой из скульптур на «Площади революции» был реальный прототип, позировавший Манизеру – довольно известный факт. Многие знают и о том, что собака, которой нынче все трут нос (традиция пошла от студентов: считалось, что это помогает перед экзаменом, но позже приобрела поистине универсальный характер) – это некогда знаменитый Индус, служебная собака пограничника Никиты Карацупы, который, впрочем, и сам изображен здесь же. Но все же грех лишний раз не вспомнить об этой легендарной парочке, защищавшей границу с Маньчжурией.

Так Карацупа и Индус выглядели в жизни
Так Карацупа и Индус выглядели в жизни

Никита Федорович развил в себе феноменальные способности: пробегал по 50 километров, не отставая от собаки, различал мельчайшие оттенки запахов, распознавал не только следы людей и животных, но и человеческие следы, замаскированные под отпечатки копыт. Одним словом: и нюх, как у собаки, и глаз, как у орла…

Когда его по возрасту перевели с границы на спокойную кабинетную работу, Карацупа принялся писать воспоминания. И вот отрывок: «В школе я изучил двести сорок запахов, они-то и должны были напомнить мне сейчас ту вещь, которую несли нарушители границы и которую я должен был угадать безошибочно. Я поспешно перебирал запахи одеколонов и цветов, заменителей кож и пластмасс. Ничего похожего! … И тут я вспомнил: так пахнут провода в хлорвиниловой изоляции. Они в ту пору только что появились. Я шепнул напарнику:

— Тянут провод, понял?

Мы добрались до густых зарослей, где проходили столбы телефонной линии, и стали ждать «гостей». По листьям забарабанили густые капли дождя. Сверкнула молния. Я напряг зрение, но нарушителей не обнаружил.

— Упустили, — обозлился напарник. — Эх ты… тоже мне Ингус нашелся! Зря ждем.

Я молча, но энергично дернул его за рукав. При очередной вспышке молнии около столбов мы заметили темные силуэты людей. Двое. Темнота, ставшая непроницаемой, мешала наблюдать за их действиями. Но вот звякнуло железо, послышалось сухое поскрипывание дерева. Понятно: взбираются на стальных монтерских когтях на столб.

— Пора, — шепнул я напарнику и, осторожно отводя в сторону мокрые кусты, подошел к «связистам».

— Снимай провод, — спокойно сказал тому, который подключал провод к нашей линии. Тот освободил когти и с проводом в руках съехал вниз по столбу.

Под проливным дождем, под грохот раскатистого грома мы привели обоих на заставу».

Что касается Индуса, так их у легендарного пограничника было пять. Не одновременно, конечно, а по очереди. Первый появился так: молодой красноармеец Никита Карацупа опоздал к началу занятий в школе-питомнике служебных собак. Чистокровного пса ему не досталось, но он нашел под мостом двух щенков-полукровок (с большой примесью восточно-европейской овчарки), и ему разрешили их дрессировать. В итоге одного пса – Индуса — он оставил себе, другого подарил приятелю. Дело было в 1933 году. Надо понимать, Манизеру в 1938 году позировал именно этот первый Индус. А, может, и второй – год, когда погибла первая собака (как и все последующие, тоже носившие это имя, она погибла при очередном задержании) точно неизвестен, но судя по тому, что славу феноменально талантливого служебного пса первый Индус успел завоевать – он прожил не так уж мало.

Что еще интересного известно о Карацупе? Одного нарушителя границы он преследовал 40 километров, но все же чуть было не упустил: тот затерялся на улицах Забайкальска. Уже почти без всякой надежды Никита Федорович обходил общественные места. В том числе местный кинотеатр. Окинул цепким взглядом зал — и узнал знакомую кепку…

В другой раз Карацупа с Индусом вдвоем задержали девятерых нарушителей. Те просто не могли поверить, что тут больше никого нет. Тем более, что перед тем, как скомандовать им «Стоять! Руки вверх!», Карацупа крикнул: «Зайганов, Харламов! Обходить с обеих сторон по четыре человека. Кто побежит, стрелять без предупреждения». Нарушители так и считали, что где-то рядом отряды Зайганова и Харламова (очевидно, такие фамилии носили сослуживцы Никиты Федоровича) держат их на прицеле.

Всего за годы службы на границе Карацупа задержал 338 нарушителей границы и уничтожил 129 шпионов и диверсантов. При этом композитор Никита Богословский вспоминал, как оказался на одном банкете за столом с легендарным пограничником. И стал восхищаться немыслимым количеством задержаний нарушителей границы (о Карацупе ведь тогда много писал в газетах). Но что тот, будучи явно человеком очень честным, совершенно серьезно ответил: «Но вы же не знаете, в какую сторону они бежали». Что дало повод Василию Аксенову в книжке «Радиоэссе» написать: «Это просто … мужички-крестьяне от колхозов драпали, а пограничник Карацупа и его верная собака Индус их и цапали». Видимо, так оно и было. Но дело пограничника – все-таки держать границу на замке. Да и поимки настоящих шпионов, диверсантов, а главным образом контрабандистов, опять же, никто не отменял…

Никита Карацупа с другими пограничниками задерживает нарушителей государственной границы. 30-е годы
Никита Карацупа с другими пограничниками задерживает нарушителей государственной границы. 30-е годы

Ну и возвращаясь к Индусу. В 50-е, уже при Хрущеве, СССР стал весьма активно дружить с Индией (наши постоянные экскурсанты знают, чем это кончилось для художника Кокорекина — мы говорим об этом во время экскурсии по Петровскому парку). И – политкорректности ради – Карацупе велели переименовать его тогдашнего Индуса в Ингуса. Впрочем, это было уже под конец службы Никиты Федоровича на границе.

Кстати, свою последнюю собаку, не сразу умершую после ранения,  Карацупа привез в Москву, пытался лечить. Ничего не помогло — ранение было слишком тяжелым, и ветеринария оказалась бессильной. И тогда Никита Федорович принял странное решение: отдал тело собаки таксидермистам, чтобы те сделали чучело Ингуса. И теперь это чучело можно увидеть в музее пограничников. Сам Карацупа наведывался туда, смотрел на то, что осталось от его рыжего умного пса, и горестно вздыхал: «Сыщик ты мой, сыщик»…

Фото чучела помещать не хочется. Лучше – еще одно фото живого Индуса.

Один из Индусов
Один из Индусов

Сам знаменитый пограничник пожил долго – до 1994 года. И ему поставили много прижизненных памятников – не только в метро. Например, гипсовый Карацупа (естественно,  с собакой) украшал крышу кинотеатра «Родина» (Москва, Семеновская площадь). Тогда еще на этой крыше действовало летнее кафе — вот рядом с ним статую и поставили.

Крыша кинотеатр «Родина». Фото с сайта www.pastvu.com
Крыша кинотеатр «Родина». Фото с сайта www.pastvu.com
Еще один вид кинотеатра. Фото с сайта www.pastvu.com (портрет Сталина тут не случайно. Ведь район назывался сталинским, нынешняя станция метр «Семеновская» – «Сталинской», а в кинотеатре «Родина» был избирательный участок, куда приезжал голосовать прописанный в этом районе Сталин.  
Еще один вид кинотеатра. Фото с сайта www.pastvu.com (портрет Сталина тут не случайно. Ведь район назывался Сталинским, нынешняя станция метро «Семеновская» – «Сталинской», а в кинотеатре «Родина» был избирательный участок, куда приезжал голосовать прописанный в этом районе вождь.

Ну а после того, как Никита Федорович ушел из жизни, памятник ему (работы вездесущего Салавата Щербакова) появился в Терлецком парке.

Автор фото Igor Swan
Автор фото Igor Swan

И все же на мой взгляд лучше всего Карацупу изваял именно Манизер в московском метро. Недаром этот памятник имеет такую всенародную славу – жаль только, что слава эта выражается в варварском стирании четырех носов бронзовых Индусов.

Ну а о московском метро у на предполагается — целый цикл. И следующая заметка — тоже о творении Душкина, станции метро «Маяковская».

Ирина Стрельникова

Фото Ю.Звездкина
Фото Ю.Звездкина
Никита Федорович Карацупа
Никита Федорович Карацупа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *