Премьера документального фильма об Андрее Черкасове, 31 октября

Помните, как мы всем миром на Планете.ру собирали деньги на съемки документального фильма о замечательном художнике и друге проекта Совсем Другой Город Андрее Черкасове? Том самом, который создает фарфоровые города, о которых мы не раз рассказывали. Сотни домов и городских пейзажей, десятки эпох, тысячи персонажей, ни один из которых не похож на другого… Это настоящее чудо. Так вот. Необходимая сумма была собрана, и фильм, наконец, снят. Режиссер Борис Дворкин (еще один друг нашего проекта) приглашает на премьеру фильма «Дорога в тысячу ли» в Большой зал Библиотеки иностранной литературы.

Далее...

С Ириной Стрельниковой: в особняк Носова. Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри, 22 сентября, 20 октября

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Далее...

О дореволюционных дачах и дачниках, лекция Ирины Стрельниковой на даче Малютина в Петровском парке, 4 октября

О том, из чего состояла дачная жизнь рубежа ХIХ – ХХ века, как москвичи выбирали дачу, сколько за неё платили, как на неё переезжали, чем занимались на даче, а чем ни в коем случае, в отличие от сегодняшних дачников, не занимались, почему жалобы на «скуку загородных дач» были чрезвычайно распространены и как так вышло, что дачники стали постоянной мишенью для издевательств со стороны прогрессивных русских писателей – на лекции-экскурсии Ирины Стрельниковой в одном из знаковых для этой темы мест – на деревянной даче в стиле модерн, построенной купцом Николаем Малютиным в Петровском Парке (это одна из последних сохранившихся дач того времени).

Далее...

Экскурсия с Ириной Стрельниковой в особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле, 23 сентября

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Далее...

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля, 21 октября

Идем в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Далее...

С Ириной Стрельниковой: Воронцово поле — вотчина династии Вогау. С посещением особняка Марков-Вогау, 26 октября

Вогауштрассе – так в конце XIX века прозвали улицу Воронцово поле. Впрочем, этот красноречивый топоним, свидетельствующий о том, что здесь, от самого Земляного вала до самого Яузского бульвара что ни дом, то собственность многочисленных членов семейного клана Вогау, с полным правом можно распространить и на переулки. В Кривогрузинском (ныне — переулке Обуха) стоит великолепной краснокирпичной архитектуры лютеранская больница, построенная на средства семьи Вогау (впрочем, жертвовали и другие прихожане лютеранского собора Петра и Павла). А в Большом Николоворобинском — усадьба Тессена-Островских-Марков с особняком, который в 1884 году построил семейный архитектор клана Вогау – Виктор Коссов (он же строил кирху Петра и Павла в Старосадском) для одного из трех совладельцев фирмы Вогау – Моритца Марка и его жены Софии, урожденной Вогау.

Далее...

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши, 28 октября

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Далее...

С Ириной Стрельниковой: Рогожский староверческий комплекс: поповцы. Морозовы, Рябушинские и другие миллионеры. С посещением Рогожского староверческого кладбища, 30 сентября

Основанное в 1771 году в качестве чумного Рогожское староверческое кладбище быстро обросло слободой: с величественными церквями, площадями, жилыми корпусами, производствами, больницами и богадельнями. И стало главным оплотом староверия поповского толка. Гонения Николая I Рогожскую общину только укрепили. Царский указ, фактически запрещавший переход к сатроверам попов из господствующей церкви, преследовал цель уничтожить беглопоповцев? Что ж. Раз нельзя сманивать чужих попов, рогожцы задались дерзким планом обзавестить собственным епископом, чтобы он сам рукополагал в попы. По всему миру были разосланы эмиссары, обширная международная деятельность велась подпольно, под самым носом у гонителей. О, тут целая детективная история! Знаменитые купеческие династии — Морозовы, Рябушинские, Солдатёнковы, Свешниковы, Рахмановы, Шелапутины, фарфорщики Кузнецовы – все они были прихожанами Рогожского кладбища. И об этом мы тоже будем говорить на Рогожке.

Далее...

Петровский парк: загул по-купечески, 6 октября

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Далее...

С Ириной Стрельниковой: кремль, о котором вы не знали, или староверы-беспоповцы на Преображенке. С посещением староверческого кладбища, 14 октября

В Москве два духовных центра староверов: Рогожское кладбище и Преображенское. Рогожское принадлежит поповцам, Преображенское – беспоповцам. Самое строгое и радикальное течение в старой вере — именно беспоповцы. На Преображенке беспоповская община еще в XVIII веке построила для себя целый «заповедник» — так называемый Преображенский кремль. Об истории этого кремля и кладбища, о староверах, их предпринимательских талантах, о председателе III Государственной Думы и министре Временного правительства Гучкове, о чудаке Елисее Саввиче Морозове (специалисте по Антихристу) и о многом другом поговорим на Преображенском валу. Кроме того, там мы увидим последнее творение архитектора Кекушева.

Далее...

С Ириной Стрельниковой: по Рождественке, Кузнецкому Мосту и Неглинной. Банки, бани, золото, 7 октября

Магазин «Торгсин» обычно представляют по «Мастеру и Маргарите» Булгакова. На самом деле, все намного сложнее и увлекательнее. Об этой великой государственной спекуляции мы поговорим у первого «Торгсина» на Кузнецком мосту.
Вообще, на этой экскурсии нас будет интересовать золото. О том, что хранилось в банках в районе Кузнецкого моста, подавалось в магазине Фаберже, зарабатывалось на банях и коммерческой недвижимости. Этот район никогда не был жилым, хотя и деловым в полной мере его не назвать. Здесь царил дух авантюризма. И только Государственный банк стоял оплотом надежности и серьезности среди легкомыслия и безумств Кузнецкого моста…

Далее...

Немецкая слобода: что с ней стало и куда она подевалась, с Романом Булавко, 22 сентября (премьера)

Вообще-то Роман Булавко — стоматолог. Настоящий! И даже очень успешный. Но познакомились мы с ним в «Архнадзоре», где Рома работает в видео-группе, а также следит за состоянием старой застройки Басманных и Семеновских улиц, Переведеновки, Немецкой слободы… Патриот Басманного района, он занялся краеведением много лет назад и знает на подведомственной ему территории практически каждый дом.

Далее...

Экскурсия в Синодальную типографию (на Печатный двор) с Ириной Вишняковой (с посещением Китайгородской стены), 18 сентября

Здание Синодальной типографии в псевдоготическом стиле, выходящее фасадом на Никольскую улицу, построено на месте прежнего (XVII века) при Александре I архитектором Мироновским. Причём лев и единорог перенесены со старых ворот, просто они удивительно органично вписались среди всех этих стрельчатых готических арок, башенок и витых колонн. Но самое интересное и самое старое из сохранившихся зданий комплекса (XV – XVII вв) – Правильная палата, или как его ещё называют – Теремок. Оно находится во дворе нынешнего РГГУ, и с улицы вы его не увидите, не говоря уж о том, чтобы туда попасть. Мы посетим его во время экскурсии. Но главная «изюминка» — выход на стену Китай-города – единственную сохранившуюся историческую «часть», с которой открывается хорошая панорама на город. Отель Метрополь, Театральная площадь с театрами Большим, Малым и РАМТ, Дом Союзов и улица Охотный ряд будут как на ладони!

Далее...

От Казанского вокзала до Горохового поля с Романом Булавко, 23 сентября

Прогуляемся от Комсомольской до Курской. Осмотрим новые памятники на Комсомольской площади и порассуждаем о том, как история российских железных дорог связана с ключевыми событиями истории страны. Пройдём по сравнительно молодой улице Басманного района и свернём в такой же молодой переулок. Попробуем найти, где протекали речушка и ручей, и как с ними связана история района. Увидим, как строили промышленные здания и жилые дома в первой половине прошлого века. Осмотрим шедевр русского авангарда и доходные дома московских архитекторов «средней руки». Как всегда, оценим масштабы благотворительности дореволюционной России. Вспомним несколько звучных фамилий из русской истории. Полюбуемся усадьбой семьи декабристов, которая чудом уцелела и не была снесена. Подойдём к дому, в основе которого палаты начала XVIII века, и в связи с ним узнаем, как курили табак в России в разные времена. Два раза встретим владения влиятельнейшего вельможи рубежа XVIII — XIX веков и поговорим о его происхождении, а заодно порассуждаем о судьбах русского дворянства. Пройдём по уютным московским дворам и вдохнём воздух уже уходящей эпохи. Полюбуемся комплексом сооружений, где родился прадедушка «Газпрома».

Далее...

От Семеновской до Семеновской с Романом Булавко, 29 сентября

На экскурсии мы вспомним, как называлась станция Семёновская после открытия и почему её переименовали.Осмотримся на площади и увидим, какой архитектурный стиль испортил Москву в XX веке так, что исправить это почти невозможно. Увидим очень много промышленных зданий. Сравним промышленную архитектуру начала и конца XX века.Посмотрим, какой была архитектура жилых кварталов первых послереволюционных лет. Несколько раз вспомним о старообрядцах. Издалека взглянем на старообрядческий монастырь. Всё время прогулки будем видеть странную одноколейную железную дорогу. О ней тоже поговорим. Будем встречать деревянные дома. Их тут немало сохранилось. Один из них — в роскошным стиле «модерн». Узнаем историю возникновения, становления и заката Электрозавода. Поговорим о дореволюционной промышленности Российской империи и её достижениях, о взаимоотношениях рабочих с промышленниками, о труде, быте и досуге рабочих того времени. Посмотрим, где стоял дворец первого российского императора и дом его влиятельного вельможи. Постоим на площади, которая должна была стать центром этой местности, но не стала. С трудом отыщем самое старое здание в слободе, вернее дом, в основе которого оно осталось. Посмотрим на старые ткацкие фабрики и кратко вспомним их историю. Увидим, как можно провести реновацию старого жилья, чтобы не нарушить жизнь города. Выйдем к месту старого солдатского кладбища и узнаем некоторые невесёлые факты об изменениях местности в середине прошлого века. Изучим кладбищенскую церковь и симпатичный купеческий дом, который надо срочно спасать.

Далее...

От Электрозаводской до Бауманской через Переведеновку с Романом Булавко, 13 октября

Пройдём по площади Журавлёва и посмотрим на несколько домиков. За каждым — маленькая история. При переходе через Яузу изучим немного её русло и вспомним две мелкие московские речушки. Узнаем, где была земля бояр Романовых и как они ею распоряжались. Зайдём поглядеть на дворец. Заодно выясним, что можно называть дворцом, а что нет. Постоим на самом намоленном месте в Москве (ну, может, и не на самом).
Оценим масштабы благотворительной деятельности в дореволюционной России. Увидим одно из первых зданий, построенных после Гражданской войны. Узнаем, как русские предприниматели умели облапошить еврейских. Даже у обычных советских жилых домов есть свои легенды. Посмотрим, какой дом называли болгарским, какой казахским, а какой и вовсе был МИДовским. На Спартаковской площади разберёмся в том, как железная дорога может изменить мир, а потом, как автострада может опять его поменять до неузнаваемости. Изучим «кирпичный стиль» в дореволюционной архитектуре и пройдём через странный участок кирпичной «королевы».

Далее...

Из Немецкой Слободы в Красное Село с Романом Булавко, 6 октября

Постоим на Елоховской площади, полюбуемся сквером и красивейшими усадьбами, вернее тем, что от них осталось. Три раза столкнёмся с именем Николая Баумана и попробуем понять, кто же это был такой. Пройдём типичным московским двором, который образовался в течение столетия и сохраняется неизменным последние 50-60 лет. Увидим интересные доходные дома. Изучим владение семьи польских дворян и вкратце проследим их жизнь на протяжении 100 лет. Наткнёмся на деревянный дом, в котором люди жили ещё в прошлом году, и которому, судя по всему, недолго осталось стоять. Рассмотрим старый элеватор, переделанный в современный лофт, и вспомним его историю. Никак не сможем пройти мимо красивейшего храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе. Окунёмся в атмосферу 30-х годов, любуясь двумя шедеврами сталинской архитектуры и станцией метро «Красносельская». Осмотрим «фабрику здоровья» и «фабрику-кухню». Заглянем во двор, где скромно стоит необычная церковь, оставшаяся от Алексеевского монастыря. Посмотрим на творение Льва Кекушева — богоугодное заведение. В финале прогулки — великолепный особняк московского модерна, странным образом зажатый фабричными корпусами. Слабонервным любителям шоколада придётся на этом месте собрать волю в кулак, поскольку запах там может свести с ума.

Далее...

Кудрино с Еленой Горшковой, 29 сентября

Местность Кудрино известна в Москве с XIV века, со времен Дмитрия Донского. Тогда село Кудрино принадлежало его двоюродному брату, участнику Куликовской битвы, серпуховскому князю Владимиру Андреевичу Храброму – свой титул он получил за смелость в этом судьбоносном для России сражении. Его вдова в 1410 г.подарила Кудрино Новинскому монастырю. В ведении монастыря село находилось до 1649 г, когда оно отошло в казну. Сегодня на этой территории мы познакомимся с Пресненской полицейской частью, вспомним о трагедии, произошедшей во Вдовьем доме в 1812 г., узнаем, что было на месте знаменитой высотки на Кудринской.

Далее...

Гуляем по бульварам с Еленой Горшковой – Покровский бульвар, 22 сентября

Ещё в конце XVIII века Екатерина II решила на месте снесенной стены Белого города устроить место для гуляния. “По примеру чужестранных земель, — указывала императрица главноначальствующему в Москве, — иметь место в средине города для общественного удовольствия, где бы жители оного могли, не отдаляясь от своих домов, употребить прогуливание”. Первый бульвар (Тверской) был разбит в 1796 году, кольцо в целом сложилось после 1812 года. Слово бульвар, по мнению специалистов, произошло от немецкого «болверк», что значит «укреплённый земляной вал». Это слово переняли французы, а затем оно уже пришло в Россию, трансформировавшись в «бульвар». Первоначально его произносили на русский манер — «гульвар».

Далее...