Экскурсия в Царский павильон Художественно-Промышленной выставки 1882 г, он же ресторан «Паризьен» (с Ириной Стрельниковой), 2 декабря

Из более 80 строений грандиозной Всероссийской Художественно-промышленно выставки 1882 года на Ходынском поле ныне осталось только одно – Царский павильон, замечательная постройка Александра Степановича Каминского в русском стиле. Таких каменных зданий на выставке было два – второе для почты и телеграфа. И их композиционная роль была – контрастировать с основными павильонами выставки, выполненными из стекла и металла, подчеркивая их ультрасовременность. Но и сам по себе двухфасадный сказочный теремок Каминского представляет огромный интерес. Архитектор не просто использует какие-то отдельные декоративные детали русской средневековой традиции, он воспроизводит свойственную древнерусскому гражданскому зодчеству хоромную композицию, когда общий объем здания состоит из отдельных частей, каждая из которых имеет собственное перекрытие. Одна крыша вальмовая, другая – в виде палатки, третья в виде шатра. Каминский смело вводит в современный архитектурный язык забытое многоцветье русского узорочья, обильно используя пестрые яркие изразцы. 200 лет так никто не строил! Естественно, вокруг царского павильона все 4 месяца, пока продолжалась выставка, толпились зеваки даже тогда, когда никакой царской семьи в Москве не было. А вот нарядную внутреннюю отделку современники увидеть не могли – Царский павильон был закрыт для публики. Можно было только прочитать в «Художественном сборнике работ русских архитекторов и инженеров» о богатой и разнообразной по технике деревянной резьбе, украшавшей стены и потолок во всех помещениях. Мы же с вами имеем возможность увидеть всё собственными глазами,

Читать далее

«Архитектурные излишества» гостиницы Ленинградская — одной из семи московских высоток (экскурсия с Ириной Стрельниковой), 4 и 5 января

В роскошном убранстве гостиницы «Ленинградская» отразилась важная тенденция тех лет. Множественные отсылки к архитектуре русских церквей – свидетельство загадочного потепления отношения Сталина к русской православной церкви, случившегося ещё в конце 30-х (всего через несколько лет после невиданной по масштабам волны репрессий в отношении священнослужителей) и кончившегося тем, что в 1943 году вождь лично инициировал избрание нового патриарха на долго пустовавший патриарший престол. В соответствии с новыми веяниями архитекторы Поляков и Борецкий используют планировочные решения храмов. Малый и большой вестибюли гостиницы, а также лифтовая ниша, отделанная золотой смальтой и шокшинским порфиром, напоминают притвор, средний храм и алтарь. Потолки стилизованы под церковные парусные своды, люстры – под паникадила. Поверхности покрыты росписью, характерной для русских средневековых храмов. Всё это получило наивысшую оценку со стороны властей: Поляков и Борецкий удостоены Сталинской премии в 1949 году. Которую у них отнимут через 6 лет, когда снова подует ветер перемен….

Читать далее

Экскурсия по «готическим» интерьерам легендарного ЦДЛ на Поварской – особняка князя Святополк-Четвертинского с Ириной Стрельниковой, 24 ноября, 22 декабря, 8 и 20 января

Послереволюционная судьба особняка князя Святополк-Четвертинского на Поварской сложилась на редкость счастливо – здесь разместился Центральный дом литераторов (он же легендарный ЦДЛ), благодаря чему сохранились чудесные «готические» деревянные интерьеры, большим мастером которых слыл в свое время архитектор Петр Бойцов. О советских писателях, их снабжении и привилегиях, мы обязательно поговорим на экскурсии. Но дореволюционная история особняка, пожалуй, еще интереснее…

Читать далее

Экскурсия с Ириной Стрельниковой в особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле, 9 и 23 декабря, 4 и 6 января

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: в особняк Носова. Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри, 8 декабря

На этой экскурсии смотрим прелестный деревянный особняк в стиле модерн — постройки Льва Кекушева. Там прекрасно сохранились интерьеры: лестницы, камины, оконные переплеты, двери, потолки, наборный паркет… Ну а говорить будем о династии купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков. Историю бизнес-успеха этой семьи театровед Юрий Алексеевич Бахрушин (по матери Носов) описал так: «После нескольких лет работы они скопили небольшие деньги и, с благословения дяди, начали самостоятельно заниматься ткацким и красильным производством в своём небольшом родовом домике по Семёновской улице». На самом деле, одного благословения дяди для того, чтобы открыть столь масштабное производство и в течение нескольких десятилетий сделаться миллионерами, явно мало. Вот об этом мы и поговорим. Как староверам это удавалось?

Читать далее

В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля, 9 декабря, 6 января

Идем в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Читать далее

Хлудовские бани: голый человек среди роскоши, 25 ноября

Причудливые интерьеры Хлудовских (они же Центральные и Китайские) бань — первая большая работа отца московского модерна Льва Кекушева. До этого он, 27-летний выпускник института гражданских инженеров, строил скотобойни да казармы. А тут ему вдруг доверили отделать интерьеры какого-то сказочного дворца, и уж он себя показал. Тем более, что денег заказчицы — наследницы текстильного фабриканта Герасима Ивановича Хлудова — не жалели. Вот отрывок из воспоминаний Николая Варенцова: «Тратят деньги на постройку их без счету, что могут делать только такие богатые люди, как Хлудовы: так, оконченную залу, уложенную плитками, приказывает сломать и вновь переделать на другого цвета плитки, после чего опять приходит и ему вновь не нравится, вновь ломают; архитектор приводит художника-декоратора, который находит, что цвет плиток не соответствует красоте и нужному тону помещения, приказывает опять все ломать и вновь укладывать плитками другого цвета и размера. Таким образом одну из зал пришлось переделывать пять раз»…

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: Воронцово поле — вотчина династии Вогау. С посещением особняка Марков-Вогау, 23 ноября

Вогауштрассе – так в конце XIX века прозвали улицу Воронцово поле. Впрочем, этот красноречивый топоним, свидетельствующий о том, что здесь, от самого Земляного вала до самого Яузского бульвара что ни дом, то собственность многочисленных членов семейного клана Вогау, с полным правом можно распространить и на переулки. В Кривогрузинском (ныне — переулке Обуха) стоит великолепной краснокирпичной архитектуры лютеранская больница, построенная на средства семьи Вогау (впрочем, жертвовали и другие прихожане лютеранского собора Петра и Павла). А в Большом Николоворобинском — усадьба Тессена-Островских-Марков с особняком, который в 1884 году построил семейный архитектор клана Вогау – Виктор Коссов (он же строил кирху Петра и Павла в Старосадском) для одного из трех совладельцев фирмы Вогау – Моритца Марка и его жены Софии, урожденной Вогау.

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: Рогожский староверческий комплекс: поповцы. Морозовы, Рябушинские и другие миллионеры. С посещением Рогожского староверческого кладбища

Основанное в 1771 году в качестве чумного Рогожское староверческое кладбище быстро обросло слободой: с величественными церквями, площадями, жилыми корпусами, производствами, больницами и богадельнями. И стало главным оплотом староверия поповского толка. Гонения Николая I Рогожскую общину только укрепили. Царский указ, фактически запрещавший переход к сатроверам попов из господствующей церкви, преследовал цель уничтожить беглопоповцев? Что ж. Раз нельзя сманивать чужих попов, рогожцы задались дерзким планом обзавестить собственным епископом, чтобы он сам рукополагал в попы. По всему миру были разосланы эмиссары, обширная международная деятельность велась подпольно, под самым носом у гонителей. О, тут целая детективная история! Знаменитые купеческие династии — Морозовы, Рябушинские, Солдатёнковы, Свешниковы, Рахмановы, Шелапутины, фарфорщики Кузнецовы – все они были прихожанами Рогожского кладбища. И об этом мы тоже будем говорить на Рогожке.

Читать далее

В Центробанк по Рождественке и Неглинной с Ириной Стрельниковой (+ экскурсовод музея ЦБ), осень 2018-го (дата определяется, требуется предварительная запись)

Часто ли выпадает случай посетить Центральный банк? И вот сейчас у нас, кажется, есть такая возможность — побывать на Неглинной 12, в величественном здании, выстроенном в 1894 году для Государственного банка Российской империи по проекту Константина Михайловича Быковского, украшенном барельефами скульптора Опекушина. Барельефы, что понятно, тематические: многочисленные изображения бога торговли Меркурия и аллегорические фигуры, символизирующие разные отрасли хозяйства. В этом здании всегда был банк и только банк. Когда не стало Российской империи — банк был переименован в Госбанк СССР, когда не стало СССР – в Центробанк России.

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: кремль, о котором вы не знали, или староверы-беспоповцы на Преображенке. С посещением староверческого кладбища

В Москве два духовных центра староверов: Рогожское кладбище и Преображенское. Рогожское принадлежит поповцам, Преображенское – беспоповцам. Самое строгое и радикальное течение в старой вере — именно беспоповцы. На Преображенке беспоповская община еще в XVIII веке построила для себя целый «заповедник» — так называемый Преображенский кремль. Об истории этого кремля и кладбища, о староверах, их предпринимательских талантах, о председателе III Государственной Думы и министре Временного правительства Гучкове, о чудаке Елисее Саввиче Морозове (специалисте по Антихристу) и о многом другом поговорим на Преображенском валу. Кроме того, там мы увидим последнее творение архитектора Кекушева.

Читать далее

О дореволюционных дачах и дачниках, лекция Ирины Стрельниковой на даче Малютина в Петровском парке

О том, из чего состояла дачная жизнь рубежа ХIХ – ХХ века, как москвичи выбирали дачу, сколько за неё платили, как на неё переезжали, чем занимались на даче, а чем ни в коем случае, в отличие от сегодняшних дачников, не занимались, почему жалобы на «скуку загородных дач» были чрезвычайно распространены и как так вышло, что дачники стали постоянной мишенью для издевательств со стороны прогрессивных русских писателей – на лекции-экскурсии Ирины Стрельниковой в одном из знаковых для этой темы мест – на деревянной даче в стиле модерн, построенной купцом Николаем Малютиным в Петровском Парке (это одна из последних сохранившихся дач того времени).

Читать далее

С Ириной Стрельниковой: Тверь, автобусная экскурсия: императорские комнаты на вокзале, Морозовский городок, интерьер Ивана Леонидова, атмосферная прогулка + посещение императорского путевого дворца

В Твери я, экскурсовод Ирина Стрельникова и мой друг Александр Ермолин, экскурсовод «Москвы глазами инженера», популяризатор архитектуры авангарда вообще и наследия Ивана Леонидова в частности — выбрали наше самое любимое, на чём и хотим сосредоточиться. Я хочу показать вам уникальный Морозовский городок для 14 тысяч рабочих «Тверской мануфактуры» Морозовых-Абрамовичей. Комплекс состоит из более 50 весьма эффектных строений. Особенно впечатляют корпуса 3-5-этажных краснокирпичных казарм (в том числе знаменитая казарма «Париж») в стиле псевдоготики, переосмысленной в модерне. Вторым важным пунктом программы будет посещение Дворца пионеров с уникальными интерьерами нашего «гения бумажной архитектуры» Ивана Леонидова

Читать далее

Петровский парк: загул по-купечески

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Читать далее