Экскурсия в Царский павильон Художественно-Промышленной выставки 1882 г., 28 апреля

Из более 80 строений грандиозной Всероссийской Художественно-промышленно выставки 1882 года на Ходынском поле ныне осталось только одно – Царский павильон, замечательная постройка Александра Степановича Каминского в русском стиле.

Читать далее

Экскурсия в гостиницу Ленинградская (одну из семи высоток) с Ириной Стрельниковой

Гостиница «Ленинградская» — из самых низких среди семи сталинских высоток, но самая изящна. Множественные отсылки к русским церквям в её декоре – свидетельство загадочного потепления отношения Сталина к русской православной церкви, случившегося ещё в конце 30-х (всего через несколько лет после невиданной по масштабам волны репрессий в отношении священнослужителей) и кончившегося тем, что в 1943 году вождь лично инициировал избрание нового патриарха на долго пустовавший патриарший престол. Вот, в соответствии с новыми веяниями архитекторы Поляков и Борецкий, проектируя гостиницу «Ленинградская», и используют планировочные решения храмов. Малый и большой вестибюли гостиницы, а также лифтовая ниша, отделанная золотой смальтой и шокшинским порфиром, напоминают притвор, средний храм и алтарь. Потолки стилизованы под церковные парусные своды, люстры – под паникадила. Поверхности покрыты росписью, характерной для русских средневековых храмов. Всё это получило наивысшую оценку со стороны властей: Поляков и Борецкий удостоены Сталинской премии в 1949 году. Но изменчивость русской жизни не позволила им в полной мере насладиться успехом. Уже в 1955 году архитекторов «Ленинградской» Сталинской премии лишали (деньги, почти не истраченные, пришлось вернуть). Потому что началась хрущёвская борьба с архитектурными излишествами. Хрущёв, кстати, в юности один из самых активных борцов с опиумом для народа — религией, своих атеистических взглядов никогда не менял…

Читать далее

Экскурсия в ЦДЛ, особняк Святополк-Четвертинского с Ириной Стрельниковой

Из воспоминаний князя Голицына: «Я смутно помню его <Арапова>, бывшего в Москве, с необыкновенно тупым широким лицом. Когда он умер, его вдова вышла замуж за некоего князя Святополк-Четвертинского, совершенно разорившегося, славившегося своими охотничьими похождениями в Индии и Африке, где он месяцами пропадал; кроме охоты, он любил затевать разные тёмные аферы, и о нём рассказывал мой отец, что, нуждаясь в деньгах, он однажды украл бриллианты своей жены, о чём та узнала от сыскной полиции. Жена его как-то вскоре таинственно умерла, а он исчез навеки за границей. Я помню эту чету в Петровском, причём он поразил всех своим необычайным костюмом в белой каске, какие носят в Индии».

Читать далее

Экскурсия по «готическим» интерьерам ЦДЛ (особняка Святополк-Четвертинского), 27 апреля, 25 мая

Послереволюционная судьба особняка князя Святополк-Четвертинского на Поварской сложилась на редкость счастливо – здесь разместился Центральный дом литераторов (он же легендарный ЦДЛ), благодаря чему сохранились чудесные «готические» деревянные интерьеры. О советских писателях мы обязательно поговорим на экскурсии. Но дореволюционная история особняка еще интереснее…

Читать далее

Фотоотчет об экскурсии 14 октября по староверческой Преображенке

Спасибо Роману Булавко за фотографии с нашей прогулки по староверческой Преображенке золотой осенью 14 октября. Как жаль,что Ромы не было с нами, когда на этой экскурсии несколькими неделями раньше мы встретили живых ламу и альпаку (вот уж чего надо было фотографировать: ламу с альпакой, мимо которых невозмутимо ходят староверы и экскурсанты).

Читать далее

Экскурсия в особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле, 26 мая

Этот роскошный особняк на Малой Басманной с парадной мраморной лестницей, бальным залом, готическими залом и кабинетом, мавританской курительной и рокайльной столовой у Стахеевых снимала вдова Саввы Морозова — Зинаида Григорьевна.

Читать далее

Антон Чехов: привычка не жениться, или такая чудная игра

Однажды Чехов задумал роман «О любви». Долгие месяцы он писал, потом что-то вычёркивал, сокращал. В итоге от романа осталась единственная фраза: «Он и она полюбили друг друга, женились и были несчастливы…» Сам Антон Павлович панически боялся жениться. Ему даже снился навязчивый кошмар, что его женили на совершенно незнакомой ему, чужой и нелюбимой женщине, и к тому же за что-то ругают во всех газетах…

Читать далее

Премьера документального фильма об Андрее Черкасове

Помните, как мы всем миром на Планете.ру собирали деньги на съемки документального фильма о замечательном художнике и друге проекта Совсем Другой Город Андрее Черкасове? Том самом, который создает фарфоровые города, о которых мы не раз рассказывали. Сотни домов и городских пейзажей, десятки эпох, тысячи персонажей, ни один из которых не похож на другого… Это настоящее чудо. Так вот. Необходимая сумма была собрана, и фильм, наконец, снят. Режиссер Борис Дворкин (еще один друг нашего проекта) приглашает на премьеру фильма «Дорога в тысячу ли» в Большой зал Библиотеки иностранной литературы.

Читать далее

5 мест со скидкой на экскурсию в Тверь 15 сентября

У Совсем Другого Города много поклонников в соцсетях, и обычно наши новости узнают именно там. Но нам важны и посетители сайта, которые заходят сюда напрямую. И вот для таких посетителей — акция. 10 мест со скидкой 20% на экскурсию в Тверь.

Читать далее

Анатоль и Вольдемар Дуровы, или кого Чехов имел в виду в «Каштанке»

Первенцу Дурова едва минуло полгода, когда он заболел оспой. Проводив доктора — тот только и сделал, что велел родителям готовиться к худшему, — Дуров вспомнил, что у него сегодня выступление, и бросился писать директору цирка. В ответ тот прислал распорядителя:
— Извольте идти, не то вас оштрафуют.
— Пусть штрафуют. Не пойду. У меня умирает ребёнок.
Распорядитель вернулся с двумя дюжими полицейскими, и идти пришлось. На арене клоун плакал — публика хохотала, посчитав это трюком. Дуров через силу заставил себя кувыркаться, упал — новый взрыв смеха. Вернувшись домой, Анатоль застал младенца уже мертвым. «Сын клоуна, что за горькая доля!» — восклицал несчастный отец. Впрочем, это был единственный момент, когда Дуров пожалел об избранном пути. Новые дети, собственное искусство, достаток, а главное, успех у публики скоро утешили его.

Читать далее

Ко дню города — акция (только для посетителей сайта Совсем Другой Город). В особняк Смирнова — со скидкой, 9 сентября

У Совсем Другого Города много поклонников в соцсетях, и обычно наши новости узнают именно там. Но нам важны и посетители сайта, которые заходят сюда напрямую. И вот для таких посетителей по случаю дня города — акция! 10 мест со скидкой 20% на экскурсию в особняк Смирнова на Тверском бульваре, шедевр Шехтеля. Акция разовая, вряд ли мы когда-нибудь сумеем её повторить, доступ в особняк Смирнова очень дорогой. Но будут и какие-то другие акции, связанные с другими экскурсиями. Мы даже постараемся делать их почаще, хотя много мест со скидкой вывешивать не обещаем. Так что, пожалуйста, заглядывайте на наш сайт.

Читать далее

Подарочные сертификаты на любые экскурсии на 365 дней

Ломаете голову над тем, что подарить друзьям на праздник? Покупайте подарочные сертификаты на экскурсии проекта «Совсем Другой Город»!

Читать далее

Фанатики качества Ройс и Роллс, или почему «Роллс-Ройсы» собираются на глазок

Один из двух основателей фирмы «Роллс-Ройс» — мистер Ройс, демонстрируя желающим своё чудо, ставил на капот гинею ребром, потом заводил мотор, и монета не падала. В салоне, правда, если прислушаться, можно было различить тихий стук. Оказалось — тикают часы. В 1906 году, когда остальные машины шумели, вибрировали и постоянно ломались (не говоря уж о том, что там не было никаких часов), это казалось фантастикой…

Читать далее

Экскурсия в Царский павильон Художественно-Промышленной выставки 1882 с Ириной Стрельниковой

Из более 80 строений грандиозной Всероссийской Художественно-промышленно выставки 1882 года на Ходынском поле ныне осталось только одно – Царский павильон, замечательная постройка Александра Степановича Каминского в русском стиле. Таких каменных зданий на выставке было два – второе для почты и телеграфа. И их композиционная роль была – контрастировать с основными павильонами выставки, выполненными из стекла и металла, подчеркивая их ультрасовременность. Но и сам по себе двухфасадный сказочный теремок Каминского представляет огромный интерес. Архитектор не просто использует какие-то отдельные декоративные детали русской средневековой традиции, он воспроизводит свойственную древнерусскому гражданскому зодчеству хоромную композицию, когда общий объем здания состоит из отдельных частей, каждая из которых имеет собственное перекрытие. Одна крыша вальмовая, другая – в виде палатки, третья в виде шатра. Каминский смело вводит в современный архитектурный язык забытое многоцветье русского узорочья, обильно используя пестрые яркие изразцы. 200 лет так никто не строил! Естественно, вокруг царского павильона все 4 месяца, пока продолжалась выставка, толпились зеваки даже тогда, когда никакой царской семьи в Москве не было. А вот нарядную внутреннюю отделку современники увидеть не могли – Царский павильон был закрыт для публики. Можно было только прочитать в «Художественном сборнике работ русских архитекторов и инженеров» о богатой и разнообразной по технике деревянной резьбе, украшавшей стены и потолок во всех помещениях. Мы же с вами имеем возможность увидеть всё это собственными глазами.

Читать далее

Мисс Человечество и ее фараон

Это была мастерская скульптора, удалось даже прочесть его имя — Тутмес. Здесь было полно осколков статуй: фрагмент гипсового уха, чей-то каменный нос, палец, кусок складчатой юбки. Но вот под обломками показалась округлая сине-зелёная поверхность. Профессор Борхард сметал песок сантиметр за сантиметром. И обнажилась конусовидная корона, а под ней — тонкая золотистая шея. Искусно окрашенный бюст в натуральную величину — совершенно целый! — лежал лицом вниз. Профессор осторожно перевернул его и… «Бессмысленно описывать. Нужно видеть!» — это всё, что смог записать в свой дневник потрясенный профессор. Совершенство этого лица не портил даже «слепой» белок без зрачка — кусочек черного горного хрусталя был почему-то инкрустирован только в правое око царицы. И это стало первой загадкой Нефертити.

Читать далее

О лекции Ирины Стрельниковой «О дореволюционных дачах и дачниках» на даче Малютина

В начале ХХ века весь московский средний класс поголовно снимался с мест и отправлялся кто в Бутово, кто в Ново-Косино, кто в Люблино, кто в Кузьминки, кто в Ростокино, кто в Перово, кто в Петровско-Разумовское… Дореволюционный московский дачный пояс — это нынешние столичные городские районы за Третьим транспортным кольцом. На дачах жили чуть не по полгода. Женщинам и детям – отлично, но вот отцам семейств, которым нужно же было каждый день являться на службу, приходилось постоянно курсировать туда-обратно на так называемых дачных поездах. Все бы ничего, но в 1913 году для московских дачных поездов было установлено правило: время стоянки не более 30 секунд. Ссылались, как это у нас обычно бывает, на зарубежный опыт. Вот только в европейских вагонах выходы имелись из каждого купе, а в русских – всего два выхода, в начале и в конце вагона.

Читать далее

Экскурсия в Центробанк по Рождественке и Неглинной, 21 мая

Часто ли выпадает случай посетить Центральный банк? Теперь у нас есть возможность побывать на Неглинной 12, в величественном здании, выстроенном в 1894 году для Государственного банка Российской империи по проекту Константина Быковского, украшенном барельефами Опекушина.

Читать далее

Интерьеры особняка Смирнова на Тверском бульваре

В последнее время редко какая экскурсионная группа обходится без ставшего уже привычным типажа: симпатичной девушки с профессиональной камерой. Эти девушки совершенствуются в съемке интерьеров, и, надо сказать, у них очень прилично получается. Вывешивают потом на своих сайтах, в Инстаграм, а, глядишь, через пару лет дело оборачивается изданием собственной книги. На этот раз — подборка фотографий, сделанных фотографом Натальей Шпер в особняке водочника Смирнова.

Читать далее

Марк Шагал в полёте

Сам Луначарский выдал ему мандат: «Товарищ художник Марк Шагал назначается Уполномоченным по делам искусств Витебской губернии. Всем революционным властям предлагается оказывать тов. Шагалу полное содействие». Шагал даже издавал декреты! Вот один из них, от 16 октября 1918 года: «Всем лицам и учреждениям, имеющим мольберты, предлагается передать таковые во временное распоряжение Художественной комиссии по украшению г. Витебска к первой годовщине Октябрьской революции». Это был небывалый, уникальный праздник, совсем не похожий на те, которые когда-либо где-либо устраивала советская власть: дома покрашены белым, а по белому разбегаются зелёные круги, оранжевые квадраты, синие прямоугольники (дело рук Малевича, которого Шагал пригласил из Москвы). Горожане в широкополых шляпах, с бантами в петлицах несут плакаты: «Да здравствует революция слов и звуков!» Какие-то дамы вышли на парад на ходулях. А над официальными учреждениями развевается знамя с изображением человека на зелёной лошади и надписью: «Шагал — Витебску».

Читать далее

Отец и сын Дюма: фабрика романов

Он никогда не писал сам, всегда в соавторстве. Да и скучно было ему, не любившему библиотечной пыли, копаться в мемуарах 200—300-летней давности. Самым частым соавтором Дюма был преподаватель истории Огюст Маке: он работал и над «Тремя мушкетёрами», и над «Графиней де Монсоро», и над «Графом Монте-Кристо». Работа шла так: Маке разрабатывает сюжет, прикидывает главы, а Дюма шлифует черновик, исправляет ходульные сцены, добавляет тысячи деталей, прописывает диалог, вводит второстепенных персонажей. Например, он придумал лакея Гримо. Поговаривали, правда, что молчаливый слуга Атоса нужен был автору в основном для того, чтобы увеличить гонорар. Роман печатался отрывками в газете, а там по традиции платили построчно, невзирая на длину строки. А когда стали платить только за те строки, которые занимали больше половины колонки, Дюма начал вымарывать целые страницы: «Я убил Гримо. Ведь я придумал его именно ради коротких строчек!»

Читать далее