Магазинщик Елисеев: крах династии

многоярусный храм чревоугодия! Внизу, как груды ядер, — пирамиды из кокосовых орехов, с голову ребенка каждый. Витыми колоннами высятся причудливо уложенные гроздья бананов. На ледяной подушке лоснятся жирные остендские устрицы, отливают перламутром глубоководные морские гады. Пышные вестфальские окорока уложены гигантским сердечком. Нежная спаржа утопает в пахучем соусе. Пудовые осетры, бочки с севрюжьей икрой, трюфеля, диковинные рыбки анчоусы… И нескончаемые батареи бутылок. Свет хрустальных люстр дробится, роняет повсюду разноцветные блики. Всю эту причудливую живую картину многократно умножают гигантские зеркала, теряющиеся в туманной высоте. Нигде в мире не нашлось бы ничего подобного по красоте, фантазии, да и по ассортименту тоже. О качестве и говорить нечего: немыслимо было даже вообразить, чтобы на купленной в «Елисеевском» грозди винограда нашлась хоть единая увядшая или с пятнышком ягодка!

Далее...

Ураган в Москве 1904 года

На фото — дом Орешниковой, перенесенный ураганом на соседний двор — Епархиального свечного завода в Посланниковом переулке. Ровно за 113 лет и 1 месяц до нынешнего урагана (свирепствовавшего в том числе и в Посланниковом, и на Бауманской (бывшей Немецкой), и в окрестных переулках), 29 июня 1904 года случился еще более разрушительный.

Далее...

Анна Ахматова — любовь как беда

После развода с Гумилёвым Анна Андреевна скиталась по знакомым, пока её не приютил в служебной квартире Мраморного дворца востоковед Вольдемар Шилейко. Он виртуозно переводил с аккадского языка, был блестяще образован. И при этом капризен, вздорен, язвителен и груб, что Ахматова почему-то стойко терпела, считая, что новый её муж немного не в себе. Чего они все от неё хотели? Она была чрезвычайно умна, что как будто бы не обязательно для поэта, и очень добра, что уж вовсе не обязательно для красивой женщины. Но каждый из её мужей и возлюбленных не был ею доволен и пытался как-то её изменить. Бориса Анрепа раздражало её христианство: «Она была бы Сафо, если бы не её православная изнеможенность». Шилейко рвал и бросал в печку её рукописи, растапливал ими самовар. Она была при нём чем-то вроде секретаря, часами записывая под диктовку его переводы клинописи. Ещё покорно колола дрова, потому что Шилейко не мог этого делать, у него был ишиас. Когда же Анна Андреевна сочла, что муж исцелился, просто покинула его. И протянула с удовлетворенным вздохом: «Развод… Какое же приятное чувство!»

Далее...

Внимание! Отмена экскурсий в Синодальную типографию (на Печатный двор) с Ириной Вишняковой 14 и 24 апреля!

Здание Синодальной типографии в псевдоготическом стиле, выходящее фасадом на Никольскую улицу, построено на месте прежнего (XVII века) при Александре I архитектором Мироновским. Причём лев и единорог перенесены со старых ворот, просто они удивительно органично вписались среди всех этих стрельчатых готических арок, башенок и витых колонн. Но самое интересное и самое старое из сохранившихся зданий комплекса (XV – XVII вв) – Правильная палата, или как его ещё называют – Теремок. Оно находится во дворе нынешнего РГГУ, и с улицы вы его не увидите, не говоря уж о том, чтобы туда попасть. Мы посетим его во время экскурсии. Но главная «изюминка» — выход на стену Китай-города – единственную сохранившуюся историческую «часть», с которой открывается хорошая панорама на город. Отель Метрополь, Театральная площадь с театрами Большим, Малым и РАМТ, Дом Союзов и улица Охотный ряд будут как на ладони!

Далее...

Илья Репин: как в Пенатах он перестал быть собой

Кроме идеи самопомощи новая жена Репина была увлечена ещё и вегетарианством, и меню на репинских обедах было соответствующим: картофель в разных видах, рисовые котлеты, огурцы, капуста, консервированные фрукты. Зато подавалось много вина, до которого Наталья Борисовна была большой охотницей. Курить обыкновенным манером в столовой запрещалось, но в печку была встроена граммофонная труба, куда можно было выпускать табачный дым. За обедом больше всех говорила хозяйка. К примеру, рассказывала, что намедни выпустила поваренную книгу для голодающих — с рецептами блюд из сена и подорожника с прибавлением грецких орехов, миндаля и ванили. «Надо же, чтобы великий Репин, такой чуткий на всякую фальшь, участвовал в этом спектакле?!» — судачили гости по дороге назад.

Далее...

Экскурсия художника Андрея Черкасова по выставке «Фарфороград» в Коломенском

Выставка «Фарфороград» Андрея Черкасова, на которой представлены 554 фарфоровых миниатюрных экспоната: дома, церкви, жители, кошки-собаки, колодцы, вокзалы, фабрики, поезда, идёт с конца февраля, и с большим успехом. Но сам художник там со дня открытия не был. Но ведь посетителям интересно не только посмотреть фарфоровый город, но и познакомиться с автором этого чуда. И вот 1 апреля Андрей проведёт экскурсию по своему фарфоровому Энску. Все, кто придёт на выставку в этот день, смогут пообщаться с художником.

Далее...

Зигмунд Фрейд создал психоанализ и первую в мире кокаиновую зависимость

«Он никогда не страдал нервами: этот нашумевший сексуалист был до жути здоров во всем, что касалось его личных переживаний», — написал о Фрейде его хороший знакомый, писатель Стефан Цвейг. Просто Цвейг не был психоаналитиком, а некоторые так хорошо скрывают своё нездоровье, что мало быть «инженером человеческих душ», чтобы заметить. Фрейд отлично прятал от посторонних глаз свои фобии, которых у него имелся целый набор: он боялся числа 62, папортников и, как утверждал его любимый ученик Юнг – Божьего гнева…

Далее...

Фото-экскурсия по фарфоровой выставке Андрея Черкасова «Фарфороград» (2018): дома и люди

На выставке представлено 554 предмета размером от нескольких миллиметров до 30 сантиметров (впрочем, такая высокая — только колокольня). Предполагалось, что должен быть и 555-й предмет (птичка), но поскольку он один из самых мелких, затерялся при транспортировке. Все очень надеются, что он птичка ещё найдётся. Самое поразительное, что по первой профессии Андрей — скульптор-монументалист. После крушения СССР, когда монументалистика стала никому не нужна, так же, как и монументалисты, Андрей заработка ради взялся сделать десяток — другой фарфоровых гжелевских петушков (был канун года петуха). И вот, что в итоге выходит, когда настоящего художника просят сделать на продажу гжелевского петушка! Каждый предмет в коллекции Андрея — шедевр (чего стоит одна только игра с измерениями, когда на объемную фарфоровую фигурку наносится подглазурная роспись, вовсе не всегда следующая её за формой (на некоторых фигурках в итоге два, три и более персонажей). Каждый предмет — уникален, у каждого персонажа — своё лицо, свой характер. И кажется, даже какая-то своя судьба. Население фарфорового города Энска множится с каждым годом уже третье десятилетие, предметов в коллекции давно больше тысячи. Но ничего из неё Андрей не продаёт. Говорит, что бережёт свой народец! Ну а что удивляться — одно слово: демиург.

Далее...

Экскурсия в особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле, 3 июня (по два сеанса)

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Далее...

Об экскурсии «В особняк Стахеева: о золотых приисках, персональной пенсии от казино, вдове Саввы Морозова и 12-м стуле»

В роду Стахеевых очень не одобряли страсть Николая Дмитриевича к игре. Был в семье даже негласный запрет называть мальчиков Николаями. В 1914 году Николай Дмитриевич, оставив Москву, окончательно перебрался в Париж, откуда частенько наведывался в казино в Монте-Карло. Опустевший роскошный особняк на Новой Басманной стал сдаваться в аренду. Сняла его вдова Саввы Морозова со своим новым мужем — московским градоначальником Анатолием Рейнботом (это было уже третье замужество Зинаиды Григорьевны и второй чужой муж, уведенный из семьи). Счастья в особняке, впрочем, не было и им… Существует легенда, что в 1918 году 66-летний Стахеев, которого Октябрьская революция лишила приисков и доходных домов, решился на отчаянный шаг – приехать в Москву, чтобы забрать спрятанные в особняке драгоценности (особняк к этому времени прибрал к рукам Наркомат путей сообщения). Ему якобы даже удалось незаметно пробраться в дом и выбраться из него, но на улице Николая Дмитриевича задержали. Дальше была Лубянка и допрос у Дзержинского. Стахеев якобы раскрыл тайну других тайников, за что его отпустили с миром в Париж, да еще и назначили пенсию от СССР. На изъятые сокровища Щусев построил железнодорожный клуб на Каланчевской площади у трех вокзалов, Ильф и Петров, одно время работавшие в особняке Стахеева, когда там располагалась редакция газеты «Гудок», узнали, и т.д. и т.п. Так ли это все — разбираться будем на экскурсии. Но пенсию-то в одночасье обедневшему Стахееву в последние годы платило благодарное казино в Монте-Карло…

Далее...

Фарфороград — выставка фарфоровых миров художника Андрея Черкасова во дворце Алексея Михайловича, до 20 мая

Ура! На этот раз выставка чудесного Андрея Черкасова будет большой! А не как в прошлый раз — совсем маленькой. На этот раз — в Малом выставочном зале Дворца царя Алексея Михайловича в Коломенском на без малого три месяца разместится значительная часть коллекции Андрея. Всего в этой коллекции — больше 1000 фигурок, хотя точного их количества не знает даже он сам. Этот фарфоровый мир (Андрей называет его — город Энск) постоянно пополняется всё новым и новым домами, пейзажами и жителями. Разнообразие образов поражает: художник умудряется совершенно не повторяться. Хотя форм, по которым он расписывает, всего несколько десятков. При всей «русскости» сюжета, в этом, ей богу, есть что-то китайское по затейливости…

Далее...

«Статуя Свободы» — вдова короля швейных машинок Зингера и свекровь Айседоры Дункан

Это фирма «Зингер» первой стала привлекать к рекламе звёзд. Причём не платила им. Достаточно было снять на камеру растерянный вежливый лепет застигнутых врасплох знаменитостей, которым внезапно была подарена швейная машинка. На этот трюк купился и полярный исследователь Ричард Бёрд, которому так ловко подарили шесть зингеровских машинок, что он просто вынужден был взять их, все шесть, с собой в Антарктиду, о чём, разумеется, раструбили газеты. И многоопытный Махатма Ганди, ярый противник культа вещей, который вдруг заявил, что швейная машинка Зингера — одна из немногих по-настоящему полезных вещей, изобретенных человечеством. Что с ним сделал Зингер — так и осталось загадкой…

Далее...

Фёдор Шехтель: вечный спор змея с тощей собакой (об особняке Зинаиды Морозовой, Спиридоновка, 17)

В особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке (нынче Дом приёмов МИДа) легче было попасть, пока он был частным владением, чем сейчас. Остаётся только проводить по нему виртуальную экскурсию.
Итак, 1897 год. Полноправный хозяин Москвы – генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович был наслышан о «московском чуде» — немыслимой архитектуры особняке Саввы Морозова. Заинтересовался, приехал посмотреть. Как положено, известил хозяина заранее. Вот только Савва в назначенный день дома не появился, и «московское чудо» великому князю показывал мажордом. Когда Савве передали неудовольствие князя, тот даже удивился: ведь Сергей Александрович хотел видеть дом, а не хозяина…

Далее...

Федор Достоевский: каторга-любовь

Они хотели провести в Европе два-три месяца, но поездка растянулась на долгих четыре года: Фёдор Михайлович рад был подольше не встречаться с кредиторами. Зато родственникам исправно высылал деньги. Бывало, в Женеве закладывали шубку Анны Григорьевны, чтобы выслать деньги на выкуп из заклада шубки Эмилии Фёдоровны в Петербурге. Паша тем временем распродавал по книжке уникальную библиотеку, которую «папаша» оставил ему на сохранение. Зато от назойливого присутствия родственников удалось избавиться, и муж с женой, наконец, остались наедине. И тут Анна столкнулась с новыми «сюрпризами». Фёдор Михайлович оказался страшно раздражителен, особенно после эпилептических припадков. Без конца со всеми бранился: с кондуктором в поезде, с официантом в ресторане, со служителем Дрезденской галереи, протестовавшим против того, что Достоевский встает на стул, чтобы получше рассмотреть «Сикстинскую Мадонну». Однажды Достоевский накинулся на улице на незнакомого саксонского гусара: зачем, дескать, саксонский король содержит 40 тысяч гвардии! Его раздражало, что аллеи прямы, что так долго не темнеет, что в парке пруд не той формы. Анне Григорьевне, понятно, тоже изрядно доставалось. Бывало, Фёдор Михайлович будил жену среди ночи, чтобы объявить: «Нет-с , Анна Григорьевна, под каблучком я у вас не буду никогда!» Она, хоть и мечтала порой хорошенько огреть его зонтиком, предпочитала всё же лишний раз смолчать.

Далее...

Ответим коварному Цукербергу на его коварную реформу Фейсбука!

Дорогие читатели сайта «Совсем Другой Город» и дорогие экскурсанты! Техническая информация для тех, кто обычно заходит на сайт с фейсбука, когда видит обновления на странице СДГ. Фейсбук затеял реформу, и теперь просто так вам, видимо, не будут показывать обновлений. Теперь всем, кто заинтересован видеть мои публикации (новые исторические статьи, расписание экскурсий, аннотации новых маршрутов и особняков) нужно нажать кнопку «Подписаться» и в выпавшем меню выбрать строку «Приоритет в показе» — так, чтобы именно там стояла галочка. Причем, если вы уже подписывались на эту страницу — придется отписаться и подписаться заново (с выбором «Приоритет в показе»), либо навести на «Подписки» курсор и выбрать все тот же «Приоритет в показе».

Далее...

Фотоотчет о январской экскурсии «По Кузнецкому Мосту с посещением Центрального банка»

Один из участников январской экскурсии «По Кузнецкому Мосту с посещением Центрального банка» поснимал и написал в фейсбуке отзыв, который мы с удовольствием цитируем «Хотелось бы рассказать об экскурсии организованной краеведом-экскурсоводом Ириной Стрельниковой, нашей соседкой, энтузиастом своего дела. Посетили ее экскурсию с посещением ЦБ РФ, посвященную банковскому делу в России. Очень интересно и несмотря на не самую прогулочную погоду, время пролетело незаметно. Спасибо, Ирина! И удачи в вашем нужном деле!»

Далее...

Леонид Утесов: зачем одесситу жениться

Каждый вечер, вернувшись со службы домой, отец робко присаживался за стол напротив супруги. «Выкладывай», — строго говорила она. И Осип Калманович отчитывался, не упуская ни единой детали : «Так. Выхожу я утром из дома. Так. Встречаю Мирона Яковлевича. Он мне и говорит…» И так далее, весь день, вплоть до благополучного возвращения домой. Его монотонный монолог время от времени прерывался жениным восклицанием: «Ай!», выражавшим, в зависимости от контекста, то возмущение, то недоверие, то иронию, то одобрение. Пятеро детей, включая Ледю, при этом сидели рядком на диване и слушали это ежедневную нескончаемую сагу. Взрослым Утёсов в шутку сказал отцу: «В Саратове один мужчина изменил своей жене. Так что ты думаешь? Умер!» Отец грустно вздохнул: «Вот видишь, как бывает…» По общему мнению, сам Ледя пошел в Малку Моисеевну…

Далее...

Самые необычные дома Москвы (автобусная экскурсия Виктора Сутормина)

Дом, похожий на пальмовую рощу и дом, похожий на зверинец, помпезный «Патриарх» и полуневидимый «Эфир», «испанское подворье» и помпейский дом, подземная антивилла, дом-яйцо и дом «под рюмкой» – старинные и современные, все эти постройки достойны внимания. Разумеется, облик Москвы определяют отнюдь не они – но именно они делают наш город оригинальным и неповторимым.

Далее...

Что в Москве ели-пили в начале ХХ века и сколько это стоило (из воспоминаний Дурылина)

Человеку, пришедшему в наш дом по делу и никому в доме решительно не знакомому, немедленно предла­гали стакан чаю. Бывало, придет из города мальчик с покупкой, сделанной матерью в таком-то магазине, и она непременно спросит няню: «А чаем его напоили?» Полотеры, натиравшие у нас в доме полы, неизменно
чаевничали с кухаркой Марьей Петровной на кухне. Почтальон, принесший письма, не отпускался без ста­кана, другого чаю. «С морозцу-то хорошо погреть­ся!»— говорилось ему, ежели он вздумывал отказы­ваться, ссылаясь на спешку, и он с благодарностью принимал этот, действительно, резонный резон.
Когда я был однажды арестован по политическому делу и отведен в Лефортовскую часть — а было это
ранним утром — помощник пристава, заспанный и сумрачный субъект, вовсе не чувствовавший ко мне
никаких симпатий, принимаясь за первое утреннее чаепитие, предложил мне:
— Да вы не хотите ли чаю?
И, не дожидаясь согласия, налил мне стакан. К чаю я не притронулся, но поблагодарил совершенно искренне: приглашение его было чисто московское.

Далее...

Угодив в камеру смертников, Котовский стал проводить экскурсии по тюрьме

Февральский переворот внёс в умы большое смятение. Всем было ясно, что жизнь теперь совершенно изменится, но как именно — не знал никто. Стали происходить самые невообразимые вещи — например, одесская тюрьма, где в камере смертников сидел Котовский, вдруг почему-то вообще перестала охраняться. «В местной тюрьме царит теперь полный, но оригинальный порядок, — писали в те дни газеты. — Все камеры открыты, и арестованные сидят в них при незапертых дверях. Хозяйственная и продовольственная части — в руках самих арестантов. Котовский водит по камерам экскурсии». Впрочем, это ему быстро надоело, и Котовский просто взял да и ушёл. Свои ножные кандалы прихватил с собой и при случае продал на благотворительном аукционе за немалые деньги — 3100 рублей.

Далее...