Экскурсия «Петровский парк: загул по-купечески» (пешая прогулка), 25 мая

Знаменитое место загулов и чудачеств московских купцов, обмывавших здесь удачные сделки. И пусть от знаменитого ресторана «Яръ» мало что осталось, зато в глубине парка в целости и сохранности стоит великолепный нарядный особняк, построенный по проекту Л.Кекушева – бывший ресторан «Эльдорадо», а рядом еще один – бывший «Аполло» (их слава когда-то не уступала «Яру»). Здесь же неподалеку – вилла «Черный лебедь» экстравагантного Николая Рябушинского – та самая, где он промотал свое состояние. Кроме того, именно в Петровском парке, в клинике психиатра Усольцева пытались спасти Михаила Врубеля от его страшного недуга – и в благодарность больной художник набросал для клиники эскиз ограды, построить которую взялся сам Ф.Шехтель.

Далее...

Евгений Халдей: человек, поставивший в войне точку

Символическую точку во Второй мировой войне поставила фотография «Знамя Победы над Рейхстагом». Хотя на ней – вовсе не Егоров, Кантария и Берест, водрузившие Знамя Победы на крыше Рейхстага 30 апреля 1945 года, а 2 мая перенесшие его на разрушенный купол германского парламента. А, в общем-то, случайные люди, солдаты, который Халдей специально попросил попозировать для этого постановочного кадра. И знамя на фото — не настоящее, а сшитое из красной скатерти, которую Евгений Ананьевич позаимствовал из столовой и возил с собой в вещмешке именно на такой случай (всего таких знамени портным Израилем Кишицерем, приятелем Халдея, было сшито три: первое фотограф установил (и тут же запечатлел) на крыше аэродрома «Темпельгоф», второе возле колесницы на Бранденбургских воротах). И, в отличие от Егорова, Кантарии и Береста, Халдей со своими натурщиками полез на крышу Рейхстага, когда уже закончились уличные бои и Берлин был полностью занят советскими войсками. И тем не менее, именно это фото стало символом победы.

Далее...

Совсем другой город Энск художника Андрея Черкасова

Эта коллекция уникальна. Даже похожего ничего не существует – во всяком случае, нам (да и самому Андрею Черкасову) не известны художники, работающие в подобном жанре. Многочисленные фарфоровые жители фарфорового города Энска отчасти вылеплены, отчасти нарисованы, и каждый по-своему: со своим лицом, своим характером. Можно сказать: вот что получается, если настоящего художника попросить изготовить обычного гжельского петушка. -) «Совсем другой город» обычно интересуется историей Москвы, но на этот раз мы встретились с Андреем Черкасовым, чтобы узнать историю его Энска…

Далее...

Фильм «Николай Пирогов и Александра Бистром. Больше, чем любовь» (Автор сценария Ирина Стрельникова), «Культура»)

Вера в Пирогова была такая, что однажды к нему привезли человека вовсе без головы (бедняга попал под поезд) и долго не верили, что медицина здесь бессильна. У его дверей вечно выстраивалась очередь. А он еще, бывало, обходил паперти петербургских храмов, выискивая среди калек «интересные случаи».

Далее...

Экскурсия «В особняке Петра Смирнова: смотрим Шехтеля», 27 мая, 11 июня

Идем в особняк Петра Петровича Смирнова – одного из тех самых водочников Смирновых, чья водка в XIX веке завоевала Россию, а в XX – мир. Особняк на Тверском бульваре, построенный в 1900 году для Петра Петровича самым модным московским архитектором эпохи модерн – Федором Шехтелем – лучше всех бухгалтерских счетов демонстрирует успешность семейного бизнеса. Интерьеры особняка (тоже работы Шехтеля) разнообразны и причудливы так, как только могут быть разнообразны и причудливы интерьеры, построенные для богатого фабриканта. О таких обычно рассказывают анекдот, что, когда архитектор спросил: «В каком стиле строить», заказчик ответил: «Строй во всех, денег на все хватит».

Далее...

Экскурсия в Особняк Носова «Знакомимся с шедевром Кекушева изнутри», 1 июня

Пойдемте смотреть прелестный Кекушевский особняк, деревянный модерн (в Москве — редчайший случай), с хорошо сохранившимися интерьерами. Лестницы, оконные переплеты, двери, и, конечно, камины… Ну а говорить будем о том, почему русские промышленники почти все – староверы. И о семейной истории купцов Носовых, разбогатевших на производстве драдедамовых платков – помните знаменитый драдедамовый платок Сони Мармеладовой? В центре нашего внимания – жизнь и судьба Василия Дмитриевича Носова — любящего отца, которого дети вечно не слушались и женились неправильно.

Далее...

Экскурсия «Кремль, о котором вы не знали, или Староверы на Преображенке» с посещением кладбища (пешая прогулка)

В Москве два духовных центра староверов: Рогожское кладбище и Преображенское. Рогожское принадлежит поповцам, Преображенское – беспоповцам. Самое строгое и радикальное течение в старой вере — именно беспоповцы. На Преображенке беспоповская община еще в XVIII веке построила для себя целый «заповедник» — так называемый Преображенский кремль. Об истории этого кремля и кладбища, о староверах, их предпринимательских талантах, о председателе III Государственной Думы и министре Временного правительства Гучкове, о чудаке Елисее Саввиче Морозове (специалисте по Антихристу) и о многом другом поговорим на Преображенском валу. Кроме того, там мы увидим последнее творение архитектора Кекушева.

Далее...

Экскурсия по Верхним Садовникам, стрелка Болотного острова (пешая прогулка), 21 мая

Единственный остров в Москве славится интересной архитектурой и мрачноватой историей. Отсюда начался самый страшный из московских пожаров, последняя в Европе масштабная эпидемия чумы, здесь случались наводнения не хуже петербургских, совершались казни, отсюда же распространялось пьянство. Ведь именно здесь при Иване Грозном появился первый московский кабак (сначала только для опричников). Кроме того, именно здесь стоит знаменитый Дом на набережной, он же Дом правительства – образец позднего конструктивизма, элитное жилье 30-х годов со своеобразной и до мелочей продуманной инфраструктурой. Он же рекордсмен по количеству репрессированных жильцов…

Далее...

Фотоотчет об экскурсии в особняк Смирнова 26.03.2017

На экскурсии в особняк Смирнова говорим о борьбе «дракона с собакой» в душе Франца Осиповича Шехтеля, и о том, как власть в России со времен, как коварные итальянцы, строители Кремля, завезли к нам самогонный аппарат, билась над решением двух взаимоисключающих задач: наполнения казны «пьяным рублем» и ограничения пьянства, расползавшегося как лесной пожар. И о бесконечной ходьбе по кругу: монополия-откупа, откупа-монополия. И о Дмитрии Ивановиче Менделееве. И, конечно, о водочной империи Петра Арсеньевича Смирнова (на пике выпускавшей 50 миллионов бутылок в год 400 сортов). И о «Smirnoff» vs Смирнов.

Далее...

Примечания Ильф и Петров

Председатель, смешливый старик, введенный Ипполитом Матвеевичем в суть дела, долго хохотал и согласился на предложение Воробьянинова. Новые марки были выпущены в двух экземплярах и включены в каталог за 1912 год. Клише Воробьянинов собственноручно разбил молотком. Через три месяца Ипполит Матвеевич получил от Энфильда учтивое письмо, в котором англичанин просил продать ему одну из тех редчайших марок по цене, какую будет угодно назначить мистеру Воробьянинову (примечания к очерку об Илье Ильфе).

Далее...

Бендер был соседом Ильфа, а Воробьянинов – дядей Петрова

Бывало, что в самый разгар работы над «Двенадцатью стульями» Ильф бросал взгляд в окно и непременно заинтересовывался. Его внимание могло привлечь колоратурное сопрано, разносившееся из соседней квартиры, или пролетавший в небе аэроплан, или мальчишки, играющие в волейбол, или просто знакомый, переходивший дорогу. Петров ругался: «Иля, Иля, вы опять ленитесь!» Впрочем, он знал: жизненные сценки, подсмотренные Ильфом, когда он вот так вот лежит животом на подоконнике и, кажется, попросту бездельничает, рано или поздно пригодятся для литературы. В ход шло все: фамилия мясника, на лавку которого когда-то выходили окна квартиры Ильфа на Малой Арнаутской, — Бендер, воспоминания о путешествии по Волге на пароходе «Герцен» для распространения облигаций государственного крестьянского выигрышного займа. Или общежитие сотрудников газеты «Гудок» в Соймоновском проезде (в романе этот муравейник получил имя монаха Бертольда Шварца), в котором Ильфу, как безнадежно бездомному журналисту, был предоставлен «пенальчик», отгороженный фанерой. У Ильфа была половина окна, матрац на четырех кирпичах и табурет. Рядом в наружном коридоре жили татары, однажды они привели туда лошадь, и по ночам она немилосердно стучала копытами.

Далее...

Ольга Книппер стала для Чехова женщиной-луной

Однажды Чехов задумал сочинить толстенный роман под названием «О любви». Долгие месяцы Антон Павлович писал, потом что-то вычеркивал, сокращал. В итоге от романа осталась единственная фраза: «Он и она полюбили друг друга, женились и были несчастливы»… Так ли вышло с ним самим: с Чеховым и его женой, актрисой Ольгой Книппер?

Далее...

Настоящее 8 марта праздновали 23 февраля

Если бы тем женщинам, которым мы обязаны за праздник 8 Марта — суфражисткам, сказали, что через сто лет женщины станут готовиться к этому дню в салонах красоты, а потом принимать в подарок от мужчин цветы, духи и комплименты, — неистовые дамы в сердцах могли бы запросто кого-нибудь застрелить. А реакцию революционерки Клары Цеткин, придавшей Женскому дню статус ежегодного и международного, вообще трудно вообразить…

Далее...

Фотоотчет об экскурсии в Московские Центральные, они же Хлудовские бани 5 марта 2017 г.

Еще с одной группой сходили на экскурсию в Хлудовские бани, посмотрели причудливые интерьеры. Ведь совсем недавно в Театральном проезде были такие бани, лучшие в Москве (впрочем, Хлудовские делили это высокое звание с Сандунами, своим вечным конкурентом). Хлудовские, они же Китайские, они же центральные бани — это еще и первая настоящая, большая работа отца московского модерна Льва Кекушева, где он после строительства казарм и скотобоен смог показать свой талант.

Далее...

Александр Керенский, или что за мученье с этим женским платьем!

Встречаясь с людьми из России, глубокий старик Керенский не раз умолял: «Я вас очень прошу, скажите вы там у себя: не бежал я в женском платье из Зимнего дворца, ну не бежал! Слушайте, есть же в Москве серьезные люди! Я не могу умереть спокойно, пока про меня в ваших учебниках пишут эту чудовищную клевету!» Тщетно. Миф о побеге Керенского в форме сестры милосердия (сочиненный, говорят, самим Лениным) оказался неистребим…

Далее...